Образование украинского языка в научной концепции а. ю. крымского часть 3

Важно утверждение ученого о разной «скорость» (разное время. — К. Т.) упадка редуцированных. В частности, в «южнорусского» этот процесс происходил «медленнее», а у белорусов и «великороссов» — скорей и решительно. Известно, что представители Харьковской лингвистической школы (О. О.Потебня, М. О.Колосов, П. Г.Житецький) интерпретировали это фонетическое явление как длительный процесс. По длительности процессов исчезновения слабых редуцированных и перехода сильных редуцированных в гласные полного создания, то ее О. О.Потебня, М. О.Колосов, П. Г.Житецький осмысливали по-разному. Ученые Харьковской лингвистической школы предоставляли большого веса процесса упадка редуцированных гласных и связывали с ним ряд явлений, которые происходили в консонантизме и вокализме восточнославянских языков. Так, О. О.Потебня разрабатывал положение о том, что удлинению и последующей дифтонгизация в , в в новых закрытых складах в украинском языке предшествовал упадок редуцированных ъ, ь . По мнению М. О.Колосова, переход > и возник раньше тех изменений в украинском вокализме, которые повязкам связанные с качеством состава или с ударением. Это касается, в частности, качественных изменений в , в в новых закрытых складах. Известно, что А. А. Шахматов был основательно знаком с трудами А. А. Потебни. Более того, А. А. Шахматов поддержал положение А. Потебни о разновременности упадка редуцированных на восточнославянском поприще. Анализируя данное фонетическое явление, А. А. Шахматов писал: "В области звуков нельзя назвать ни одного такого явления, общего всем русским наречием, пиднариччям, говорам, не достигало бы эпохи доисторической. Исключением является упадок глухих ъ и ь и замена их в определенном положении через в и в ". Существенными последствиями упадка редуцированных ъ, ь в «южнорусской» языке, которые содержат древние письменные памятники XI — XIV веков, А. Ю.Крымский считает: а) появление «заменяющей долготы» ( ш во > ш ие во > ш и во ); б) удлинение согласных перед j ( жи тт я ); в) переход лъ ( ъл )> ов ( в лъ къ > в ов к ). Из исследований А. Ю.Крымского следует, что в XIV в. Украинский язык «дообразувалась совсем к краю; малороссийский язык XIV возраста в тех своих говорах, которые тогда успели развиться всего, — это уже и есть сегодняшняя украинская речь». Белорусская и великорусская языка, по мнению А. Ю.Крымского, также сформировались в XIV в., И в период XV — XVII вв. различие между всеми восточнославянскими языками усилилась. Хотя совместная жизнь в литовско-русской государстве приблизило «малороссийский» и белорусский языки, из-за чего Ф. Миклошич и О. Огоновский считали последнюю порослью «малороссийского» языка, «тогда как фактически белорусский язык значительно ближе подходит к акая великорусского языка». Конечно, древние письменные памятники являются приоритетным источником исследования для А. Ю.Крымского. Однако мы не должны игнорировать тот факт, что ученый был одним из основателей исторической диалектологии. Например, А. Ю.Крымский исследует те диалектные особенности древнерусского языка, которые легли в основу трех современных восточнославянских языков. Так, древнерусский период языковед рассматривает как время активной выработки местных пивничне- , средне — и южнорусских диалектных признаков, в совокупности давали возможность выделить протороссийском, протобилоруський и протоукраинский языковые типы. Согласно концепции А. Ю.Крымского, "эру самостоятельности и викристализування трех русских языков, пожалуй, лучше будет определять немного шире (чем в О. О.Шахматов. — К. Т.): не просто XIII в., даже XII — XIV ст " . Итак, за А. Ю.Крымский, схема образования «русских наречий» выглядит следующим образом: Среднерусской наречие
Северорусский наречие пиденноруське н Ариччи
белорусское наречие великорусское наречие Рис. 1 Со А. Ю.Крымский выразил мнение о том, что "политическое разъединение в XII — XIV вв. Земель юго-западной и северо-восточные Руси помогло конечном расформированию языка восточного славянства на такие группы: малороссийский, белорусскую с акая великорусской и окая Северорусский ". По А. Ю.Крымский, в период XIII — XIV вв. «Мы уже не смеем говорить только о трех диалектные русские группы (южную, среднюю и северную), а должны говорить о четырех: малороссийский, белорусскую, пивденновеликоруську и пивничновеликоруську». Таким образом, ученый говорит о переформировании «русских» наречий, однако не указывает, каким образом оно происходило. На этом практически и завершается описание А. Ю.Крымский процесса формирования украинского языка. Можно добавить только то, что, по мнению ученого, "документы XV в., А тем более XVI ст., Могут иметь для истории малороссийского языка XII — XIV ст самую пидсибну вес. Они только нагляднее и вимовниш иллюстрируют то положение нашего языка, к которому она уже успела прийти в течение XII — XIV вв., Преимущественно в результате упадка глухих звуков ". Однако общеизвестно, что А. Ю.Крымский зафиксировал НЕ одно языковое явление, которое развилось в украинском языке в XV — XVI вв. К таким явлениям относится, в частности, глагольная форма повелительного наклонения 2 чел. мн. на согласный (без конечного является ), отверждения согласных перед является на Восточной Украины и др. . Итак, в контексте языкознания XIX в. — Начала XX в. взгляды А. Ю.Крымского на проблему образования восточнославянских языков, в частности, украинского языка, целесообразно рассматривать как традиционные. Ведь в трудах А. Ю.Крымского, как и большинства украинских и российских компаративистов 20-х — 60-х гг. XIX в. (О. Х.Востокова, М. И.Надеждина, М. О.Максимовича и др.), Предпочтение было отдано дивергентному объяснению языковых инноваций. А. Ю.Крымский рассматривает проблему восточнославянского глотогенезу путем обращения к дивергентной теории «родословного дерева», не исключает общеславянского и «общерусскую» праязыка. Известен факт, что ученые Харьковской лингвистической школы, в частности О. О.Потебня, П. Г.Житецький, М. О.Колосов, исследовали историю восточнославянских языков в духе модели «родословного дерева». По мнению В. А.Глущенка, можно отметить определенную прямолинейность ученых Харьковской лингвистической школы в пользовании моделью «родословного дерева».

Архетипический мышления как базовая доминанта современного сознания этноса

архетипический мышления как базовая доминанта современного сознания этноса сознательного жизни нации состоит из архетипических информационных горизонтов (система этническая или национальная сознание ). Каждый горизонт имеет свои знаки-архетипы. Архетипы — это знаковое социальная и психосвидомисна унормованисть. По горизонтами восприятие архетипы бывают мифологическими, этническими, эстетическими, психологическими, языковыми и т. Д. Мы выделяем различные архетипические уровне, которые сложились в ХХ в., Не сфокусовуючы в понятии архетип только уровень чувственного восприятия информации без осознания сути знака (это первый уровень архетипной сознания), так как с развитием человечества архетипическая сознание потерпела серьезное деформации, что привело к дифференциации архетипических сознательного горизонтов, а также к введению базовых архетипов в интеллектуальную сознательного сферу. У каждого народа есть свои архетипические пояса мышления. Скажем, на уровне етнопобуту (этнографический горизонт) и на эстетическом уровне (это уже и суггестивное выражение окружающей информации) в украинском среди цветов ближнего етноинтерьеру (двор, огород) чаще встречались такие цветы: мальва, мята, календула, ромашка, любисток. Соответствующий етноинтерьер деревьев: ива, тополь, береза, клен, ясень, дуб. Это наблюдаем и среди фруктовых деревьев, огородных культур. В конкретном случае речь идет об архетипах этнически бытового уровня, иллюстрирующие постоянство признаков-предпочтений, которые на загальносвидомисному уровне не фиксируют чувственных признаков осознание каждого понятия. Эта архетипическая информация четко иллюстрируется на всех уровнях сознательного интерпретации факта: условно реальном (мифофольклор), реальном (публицистика, наука), отраженному (художественное творчество). Это свидетельствует о том, что архетипическая информация на всех уровнях сознательного обработки не изменяет свое информационное ядро (первооснову). Другое дело — на каком уровне информационного «емоциювання» до нас доходит эта информация. Информационное «емоциювання» как раз и является первичной способностью архетипа влиять на сознание без элементов аналитизму на уровне четкой несомненности (безосмисленности) восприятия. По К. Г.Юнгом, архетипы сложившимся итогом огромного типичного опыта безкилькисного ряда предков. Это, так сказать, психологический остаток многочисленных переживаний одного и того же типа, что представляют единый образ психологической жизни (общее этнически сознательного информационное поле восприятия). Поскольку, по К. Г.Юнгом, архетипы не входят в сознании, то они всегда сочетаются с какими представителями опыта в сознательного обработке на уровне индивидуальной интерпретации (личность) и общественного сознания (общество). Относительно последнего уровня, то имеем в виду выработку типовоархетипного уровня для всей нации (менталитетний архетипический срез информации). Генеза архетипного информационного уровня начинается, по К. Г.Юнгом, от образов сознания, существующие в опыте сновидений, мистических видений, когда сознательного обработка минимальная. Специфически юнговские архетипы можно называть обобщенной знаковой моделью, общей для всего человечества. Позднее этап — образование новых горизонтов сознания информационно етнизованих (выделенных сознанием определенного этноса). Этнически выделено мифологизировано мышления (мифология определенного народа) уже больше индивидуализированных рис, специфических для цого региона и его жителей. Таким образом, сочетание с «представителями опыта» нового исторического времени выделило юнговских архетипну зону в зону национальных (этнических) архетипов определенного народа, где процент сознательного обработки информации уже был определенно выше, ибо временной информационно-содержательный уровень здесь менее удаленный. Параллельно с общественной структуризацией идет процесс образования индивидуальных архетипических информсистем личности . Прежде всего это касалось ретранслятора, интерпретатора мифофольклорного текста. Поскольку у нас такой феномен, как коллективно авторская творчество (коллективно-авторское сознание) , то возникает понятие (суперфеномен) народ творческая личность . Имеем в виду коллективный опыт формирования архетипических текстов как кодовых систем нации, выражающих философию его бытия. Мы понимаем, что в феномене коллективно-авторское сознание есть внутренние системы — индивидуальные сознания творческого типа ( создатели ) и ретрансляционного типа ( ретрансляторы ). Конечно есть и сознания, которые объединяют эти два типа выражения фольклорной информации. Чувственный порог информации для личности создатель как суперсистемного информатора и транслятора был намного меньшим, (элементы осмысления, аналитизму в восприятии информации сначала активны именно на уровне индивидуального восприятия и воспроизведения, а потом уже идет процесс смыслового типизування или эмоционального расщепления понятия на уровне этнической группы или этноса в целом). Основной блок древней информации оставался архетипным в понимании юнговских безоговорочного (неосмысленного) восприятие факта, хотя общественное развитие выделил целую группу информации (архетипов), утратившим суггестивная подтекст и воспринималась на уровне осмысления явления или знака. Позже возник и третий горизонт информации, которую называли архетипной только за постоянством признаков, качеств (типичная информация). Архетипна (мифологическая) сознание дало начало еще двум видам интерпретации факта — реальном (публицистическое и научное мышление) и отраженном (художественное творчество). В этом трехъярусном информационно-сознательного контексте (информационно-художественное сознание) начали виризьблятись информационные сознательного системы-личности высшего уровня — модули. Но эти суперсистемы четко «руководствовались» архетипной зоной памяти (выявление определенного типа системности на менталитетному уровне). Относительно уровня интерпретации факта в условно реальном горизонте (мифологическое мышление), то модульность оказывается как колективноавторський феномен , а на горизонте реальной и отраженном (поздние формы отражения информации и сложнее система выражение) модульность фиксируется на уровне модуль-человек (модуль-личность ). Модуль-личность сама становится фактом истории, развернутой системной информацией, представляющей сознание нации на определенном уровне ее функционирования. Виризьбившись с многоуровневого сознательного уровня интерпретации действительности (интерпретации факта) как эрзац-сознание, как «взгляд над взглядами», модуль-личность и дальше программирует интеллектуальную сознательного пирамиду этноса. Информационный интеллектуализм модуль-личности зависит не только от его мировоззрения, но и от «сюжета жизнь» на уровне реализации собственных концепций, от генетически заложенных кодов информации этноса. Вот почему каждый модульную фигура надо рассматривать в контексте психо-социальных доминант украинского этноса: героическое, минорное, смеховое, которые определяли и будут определять весь ход историко-духовных событий (бытие) этноса.

Инструментальная музыка летнего цикла работы на билосточчини

Инструментальная музыка летнего цикла работы на билосточчини Билосточчина в ее нынешних административных границах — структура достаточно поздняя, обусловлена шаткими историко-экономическими обстоятельствами. Отдельные ее регионы, издавна заселены этнически разнообразными группами населения, на разных этапах истории находились в разных политико-экономических конгломератах, что способствовало не только многочисленным внутренним и внешним миграциям населения и явлений культуры, но и значительным различного направления интеграционным движениям, взаимовлияниям и взаемозапозиченням. Читать далее »

Особенности идиостиля ивана драча — имплицитность семантики поэтического слова

Особенности идиостиля Ивана Драча: имплицитность семантики поэтического слова Проблемы эксплицитного и имплицитного выражения информации в языке касаются определения некоторых стилевых особенностей различных текстов. К. Гаузенблас по этому справедливо отмечает: «Можно обще различать стиль эксплицитно и имплицитный». По мнению исследователя, тенденция к експлицитности высказывания характеризует прежде специальный стиль, в частности научный, а также тексты правовой кодификации. Зато в некоторых стилях заметную роль играет «имплицитность или целенаправленная неексплицитнисть». Речь идет прежде всего об определенных высказывания в дипломатической сфере или те, которые довольно часто встречаются в обычной коммуникации. Особое внимание привлекают художественные тексты, одним из определяющих признаков которых выступает их способность содержать имплицитно (познавательную и эмотивную) информацию. Читать далее »

Инструментальная музыка летнего цикла работы на билосточчини часть 3

И митацийни достояние охотников, пастухов, детей нашли свое развитие в лирических по функции программных композициях и импровизациях свадебных музыкантов на скрипке и саксофоне. В частности, скрипач Ян Чарковский («Jach» — умер около 1977) из с. Сцьоны (Sciony, 10 км от Бранский) имитировал голоса птиц, сцены ярмарки и производил различные сонористический и внешние трюки с инструментом (держал скрипку на голове, за спиной и т. д.). Не исключено, что эти композиции могли возникнуть и под влиянием таких музыкальных инструментов, как скрпочка (примитивный детский монохорд из цельной доски длиной 25-30 см) или д ие ТСК скрипка (Разработана же подпаски с 2-3 струнами из нити или кабеля, смычок — из конского волоса, натянутого на согнутую дугой палку (" колец ") (314.11-71). О них помнят выдающийся свадебный скрипач Здзислав Марчук (с. Закалинки, ґм. Константынув) и знаток пастушеству В. Наумюк. Инструментальная музыка была связана и с другими видами труда. На Бранщини (по Збигневом Коженевского) она звучала «przy m azeniu jako rekreacija w robocie — gra kto z tych, kto pracowa; na t okach mog a gra kapela». Причем типично толоковою была мелодия «Wty s wprzd». Популярные песенно-танцевальные мелодии на гармонии, кларнете, скрипке выполняли при новочасного общественного акта — podstawy zborza dla Pa stwa: их играли также и на odpustach «przewa nie w drowni muzykanci». Ф вот 6 А. Ф вот 6 В Ф вот 6 С, Д Менялись с течением времени репертуар и стилистика популярных наигрышей, приуроченных к различным общественных событий, городских забав: на каруселях, на улице, во время плавания на лодках, маевок, на церковных и государственных акциях. Для общего сигнала тревоги в селах Подляшье еще долго (до 60-х годов ХХ в.) Использовали большой звонок пастуха . Ф вот 6 Е. Трудовая музыка связана с различными родами труда, многие из которых сегодня ушли в прошлое. Однако эта музыка имеет большую эстетическую и этическую ценность, оставшаяся в активной памяти многих носителей традиции на Билосточчини, и требует пристального внимания как ученых, так и деятелей искусства. Литература

  1. Hornbostel EM von und Sachs C. Systematik der Musikinstrumente // Zeitschrift fr Etnologie . 48 Jahrgang. Berlin, 1914. Читать далее »

Автологических слово ивана франко во втором пучка «увядшие листья» часть 2

"Мы и ты, — неправда? — доказательство Что есть в мире устойчивость, порядок! " . Это так обратились к литературному герою звезды. Весящий остро драматическое чувство неразделенной любви против сияния вечных звезд. Читать далее »

Вводные слова, выделение их на письме запятыми

Вводные слова, выделение их на письме запятыми Тема: вводные слова, выделение их на письме запятыми Цель: научить учеников различать вводные слова в контексте, анализировать их стилистическую роль, правильно интонировать предложения со вставными словам, выделять запятыми вводные слова на письме; формировать организационно-контрольные умения оценивать роль вводных слов в предложении; общепознавательные умения по правильной расстановки знаков препинания в предложениях с вставными словами; творческие умения расширять предложение путем самостоятельного введения в них вставных слов, редактировать синтаксические конструкции, конструировать предложения по опорным словам, схемами-моделями, составлять текст-совет в соответствии с коммуникативной задачей; на основе речевой-коммуникативного дидактического материала способствовать следовать общим нормам этикета, развивать речевую культуру пятиклассников. Правописание: выделение вводных слов на письме запятыми. Внутрипредметная связи Лексикология: усвоение новых слов путем отбора слов-синонимов, слов-антонимов. Читать далее »

Образование украинского языка в научной концепции а. ю. крымского часть 2

Образование украинского языка в научной концепции А. Ю.Кримського Проблема восточнославянского глотогенезу принадлежит к важным и достаточно спорным. Образование как восточных славян, в частности, украинского, можно считать актуальной темой лингвистических исследований А. Ю.Крымского. Научная концепция ученого содержит детальное описание давних письменных памятников, в которых отразились черты восточнославянских языков, в частности, украинского. В современном языкознании нет специальных монографических работ, посвященных вопросу образования украинского языка в научной концепции А. Ю.Крымского. Обзорно взгляды языковеда на проблему восточнославянского глотогенезу рассмотрены в исследованиях таких лингвоисториографив, как М. А.Жовтобрюх, В. М.Русанивский, В. А.Глущенко и др. Цель статьи мы видим в раскрытии взглядов А. Ю.Крымского на проблему образования украинского языка. Согласно поставленной цели задачами статьи являются: 1) изучение основных положений концепции образования и развития восточнославянских языков в разработке А. Ю.Крымского; 2) анализ утверждений исследователя в широком контексте языкознания XIX в. — 20-30-х гг. ХХ в .; 3) оценка взглядов ученого на поставленную проблему с позиций современной лингвистической мысли. По А. Ю.Крымский, все славянские языки происходят из общеславянской праязыка. Ученый поддержал идею общерусской праязыка , которая выделилась из общеславянского языка. В частности, А. Ю.Крымский отмечал, что в начальный период истории восточнославянских языков «могла быть одна общерусская речь, не малороссийский и не великорусская». Тезис о существовании общерусской праязыка как языка, из которой происходят все другие «русские наречия», была исходной для А. Ю.Крымского, как и для большинства лингвистов XIX в. — Начала XX в. (О. Х.Востокова, М. И.Надеждина, М. О.Максимовича, А. А. Потебни, П. Г.Житецького, М. О.Колосова, А. А. Шахматов, О. И.Соболевського и др .). Как отмечает М. А.Жовтобрюх, А. Ю.Крымский никогда, в отличие от некоторых его современников (С. Й.Смаль-Стоцкого, Е. К.Тимченка, В. М.Ганцова, К. Т.Нимчинова, П. О.Бузука и др.), не возражал общего древнерусского периода в истории украинского языка, который он называл спильносхиднословьянським. По словам В. Г.Русанивського, ученый распределял период восточнославянской языковой единства на три этапа: 1) сутки возникновения языка восточных славян (VI — IX вв.), Не заверенная письменными пам ' лотками; 2) сутки общерусской языковой единства (X — XI вв.), В этой эпохи принадлежат зафиксированы в письменных памятниках диалектные различия; 3) сутки активных дивергентных процессов на восточнославянском языковом поприще (XII — IV вв.), Результатом которых было выделение трех отдельных восточнославянских языков (XIV в.). С точки зрения Ф. П.Филина, такая концепция происхождения восточнославянских языков, если передвинуть в ней начальный этап на VIII в., В основном совпадает с принятой в современном языкознании. Рассмотрим взгляды А. Ю.Крымского на проблему восточнославянского глотогенезу, привлекая конкретный историко-языковой материал. По словам А. Ю.Крымского, в предысторическую сутки (VI — IX вв.) Язык всех восточных славян была, безусловно, единственной и отличалась от южнославянской и западнославянских языков следующими чертами: полногласием; наличием аффрикат дж и ч на месте общеславянских сообщений tj , dj и kt , gt перед гласными переднего ряда; в в начале слова в соответствии с старославянского jе . В конце периода своего единства в языке восточных славян состоялась деназализация носовых гласных. На эти А. Ю.Крымский «общерусские» звуковые явления указывали еще языковеды «дошахматовського» периода, в частности О. Х.Востоков, М. А.Максимович, О. О.Потебня, П. Г. Житецкий, О. И.Соболевський и др. Однако проблему восточнославянского глотогенезу «дошахматовськи» исследователи рассматривали в значительной мере схематически, «мимоходом», в связи с изучением истории фонетической и (в меньшей степени) морфологического строения восточнославянских языков. Важно отметить, что именно А. А. Шахматов выдвинул общую научную теорию происхождения и развития восточнославянских народов и их языков, начиная с древних индоевропейских предков и заканчивая современностью. В шахматовський концепции общерусская праязык — это спильносхиднословьянська речь раннего периода, а древнерусский язык является спильносхиднословьянською языке позднего (письменного) периода. Уместно отметить: А. А. Шахматов, в отличие от А. Ю.Крымского, более подробно характеризует звуковой состав общерусского языка. Нечеткость позиции А. Ю.Крымского оказывается в определении исторических пределов существования суток восточнославянской языковой единства. Об окончании этого периода, как подчеркивает ученый, «можно строить самые догадки». А. Ю.Крымский соглашается с мнением А. А. Шахматов о том, что "распад восточнославянских племен и их языка относится (в своем постепенном ходе) до VII и VIII веков; вероятно, в IX ст. солнца (как завершение процесса) распад единого «русского племени» на три «племенные группы»: южную, северную и восточную ". Однако, утверждает А. Ю.Крымский, еще «не только в VII — VIII вв., А также в IX в., Когда варяги основали на восточнославянской территории» русскую "государство, единство языка всех восточнославянских племен еще не было возбуждено ничем практически очень большим ". Уже в это время отдельные наречия трех восточнославянских групп должны были иметь очень характерные черты, но "любого обоюдного непонимания между ними в IX в. Мы предположить не смеем. Ведь под те времена вообще все славяне, даже совершенно разных славянских групп, еще не чувствовали хоть немного сильной непохожести между славянскими языками ". Различия между диалектами трех восточнославянских групп IX ст. «могли представлять собой лишь такие отличия, которые могут быть между говорами одного и того же языка, когда она разбросана на большом пространстве». В частности, определение одного и того же понятия разными словами на севере и на юге: такие слова, как «баня» (купол), «повонь» (водяной разлив) и др. . Без сомнения, в исследованиях А. Ю.Крымского восточнославянский языковой поприще не является монолитным: в нем активно происходят важные дивергентного процессы, которые в конечном итоге привели к возникновению трех восточнославянских языков. А. Ю.Крымский рассматривает процесс формирования украинского языка начиная с XI в., Поскольку данный период проиллюстрирован фактами из давних письменных памятников (приоритетного источника изучения истории языка для А. Ю.Крымского. — К. Т.). По словам А. Ю.Крымского, «южнорусская» (протоукраинские. — К. Т.) язык XI в. еще не имела своей определяющего признака, а именно: «произношения» б и б ", " к и нь ", " тв и и «(вместо» б в бь «,» к в нь «,» ТВ в и "). Как подчеркивает ученый, эта черта существенно отличает «малороссийский» язык не только от «великорусской» и белорусской, но и от всех славянских языков. Далее А. Ю.Крымский отмечает: «Некоторые зародыши этой черты могли слегка отразиться может и раньше от XI века»; только этот признак и несколько других звуковых явлений, которые являются типичными для «малороссийского» языка, «ведут свое начало, по существу с XII века», то есть с того времени, как "вполне определенно сказался чрезвычайно важный звуковой факт: упадок редуцированных ъ, ь ".

К вопросу проблемы скрытых имен в английском и украинском языках часть 2

в) любых букв алфавита славянского, греческого, латинского и т. д. ( А. — Мелитон Бучинский; Н. Н. — П. О.Кулиш; X. В. Z . — И. Я.Франко ); г) имени и начальной буквы фамилии ( Иван Ф. — И. Я.Франко ), или это — с псевдонима ( Марко В. — И. Я...Франко, от псевдонима „ Марко Ворона " ); д) различных сокращений собственного имени или фамилии автора или его псевдонима ( Ф — в — И. Я.Франко; ... ой — Самойленко; Марко В — а — И. Я.Франко, А. Сл — ко — О. А.Снисар; И. С. р. с. к. м — И. И.Срезневський ); е) имени или инициалов из одной или несколькими звездочками (М *. — О. С.Маковей; Мирон *** — И. Я.Франко); есть) смешение букв и слогов имени и фамилии ( ом — О. Маковей, Андрей-нюк — Андрей Марцинюк ), таким образом иногда возникают и настоящие псевдонимы ( ел. Мара — Иван Манжура; Эко — Эдуард Козак ). По глубине сокрытия авторства криптонимы разделяют на расшифрованы ( И. Ф. — Иван Франко; М. П. — Михаил Павлик ) и шифрованные ( Н. С.Ж . — Л. П.Косач, есть Леся Украинка; Р. Л.Н. — М. П.Драгоманов ). Наиболее распространенными формами криптонимов есть те, которые происходят от фамилий и имен авторов. Очевидно поэтому некоторые российские библиографы не употребляют термина „ криптоним «, а называют этот вид псевдонимности „ инициалами и литеровимы обозначениями». Некоторые исследователи склонны считать такие подписи разновидностью анонимности или, в крайнем случае — переходов звеном между псевдонимами и анонимами. В литературе по данному вопросу встречается и другая трактовка термина „ криптоним ": им иногда обозначают обобщающие псевдонимы. П. П.Чучка пишет, что главными структурными компонентами криптонимов есть буквы, слоги, морфемы, тире и точки в различных их комбинациях. К наиболее распространенным структурных типов криптонимов относятся те, что составляют инициалы имени или инициалы фамилии или инициалы имени и фамилии. Например: А. (Агафангел Крымский), К. (Костомаров, Кулиш), Т. Ш. (Тарас Шевчненко). Часто сокращаются фамилии или имена в двух или в трех инициальных букв. Например Ал. (Алиськевич Андрей), Василий ст. реже — Ст. В. (Василий Стефаник), М. Др. реже — Др. М. (Михаил Драгоманов, он же и М. П. есть Михаил Петрович), Мак. (Осип Маковей). Реже строятся они с инициальной и финальной букв фамилии. Например: А-с (Николай Аркас), С-ч (Степович Андроник), с инициалами и финал фамилии и имени, напр .: 3-в Мо (Зубков Михаил). Образуют криптонимы с первой буквы фамилии и его постфиксальный форманта. Напр .: М-енко (Спиридон Черкасенко, он же Черкасен.), П-как (Федор Потушняк), М-ей (Осип Маковей), В первый и В-ной (Николай Вороной). А просто телонизнимы, есть финальные буквы авторового фамилии, напр .: кий (Левицкий). Случаются криптонимы из согласных букв, напр .: Злтрв (И. Золотарьов), Н-п-в-да (М. Непийвода). Есть криптонимы с инициальных слогов имени и фамилии, напр .: Семдор (Семен Дорошенко). Часть криптонимов — это анонимы, то есть фамилия или имя автора, прочитанные с конца вперед, напр .: Ародис, Киднир (с Сидора, Риндик ). На сегодня „ Словарь украинских псевдонимов «А. И. Дея, который вышел в 1969г., Является единственным словарем украинских псевдонимов и криптонимов (16-20 вв.). Английские самоназвания собраны и систематизированы в» Dictionary of literary pseudonyms " Atkinson Frank (London, Clive bingley, 1982), «A Dictionary of Literary Pseudonyms in English Language» Carty (Mansell Publishing Limited, London, 1995), «Dictionary of Pseudonyms» Adrian Room (Jefferson, New Carolina, and London, 1998) В настоящее время практически все авторы, которые занимались проблемой изучения псевдонимов в германских и славянских языках, используют понятие криптонимом как разновидности псевдонима. Во всех словарях, которые существуют сегодня, криптоним подается как псевдоним автора. Не встречается ни одного источника, который бы содержал отдельного словаря криптонимов. По нашему мнению, криптоним по своей форме образования заслуживает отдельного рассмотрения. В дальнейшем нашем исследовании мы делаем попытку классификации и расшифровки, исходя из причин, путей и способов образования с целью системного анализа и выделения в отдельную категорию. В дальнейшем считаем необходимым сравнить упомянутые моменты в двух языках. Литература

  1. 1. Дей А. И. Словарь украинских псевдонимов. — К .: „ Научная мысль ", 1969.
  2. 2. Дмитриев В. Г. Скрывшие своё имя — М, 1977.
  3. 3. Дмитриев В. Г. Придуманные имена — М., 1986.
  4. 4. Шляпный В. П. Замаскированные имена: псевдонимы и криптонимы и проблемы атрибуции авторства в историографии Украинской национально-освободительной борьбы 1917—1921 гг. — М .: Нора-Принт, 2001.
  5. 5. Кравченко-Максименкова Н. Анонимы и псевдонимы в общей и украинской библиографии, — К, 1927.
  6. 6. Подольская Н. В. Словарь русской ономастнчсской терминологии. Читать далее »

Реализация принципа преемственности и ерспективности в действующих программах по родному языку

Реализация принципа преемственности и ерспективности в действующих программах по родному языку Система непрерывного образования, вводимая в Украине, требует спиралевидной построения действующих программ по украинскому языку для 1-4 и 5-11 классов общеобразовательной школы, что, в свою очередь, предполагает постепенное расширение знаний, умений и навыков, приобретенных учащимися в начальной школе, и их соотнесение с тем кругом знаний, предусмотренных программой основной школы. Такой подход приводит преподавания родного языка в общеобразовательных учреждениях на основе преемственности и перспективности. Первым шагом к реализации этого принципа является «стыковка» учебных программ смежных классов в их задачах и содержании. Читать далее »