Историко-социальные аспекты распространения английского языка в странах мира

Реферат по языкознанию Историко-социальные аспекты распространения английского языка в странах мира Всего на нашей планете существует более 6000 живых языков, из которых наиболее распространены: китайский (на нем говорят 1.212.000.000 чел.); английский (341.000.000 чел.); испанский (332.000.000 чел.); русский (280.000.000 чел.); арабский (171.000.000 чел.); японская (125.000.000 чел.); немецкий (118.000.000 чел.); французский (112.000.000 чел.); Украинский (42.000.000 чел.) и др. . Итак, больше всего людей в мире говорят на китайском, но самой распространенной является английский язык. На английском языке пользуются 508.000.000 чел., Из которых для 341.000.000 человек. он является родным, а для остальных — вторым языком (когда население Великобритании составляет лишь 55.000.000 чел.). На английском языке осуществляется управление государством, преподавание в школах, университетах и других учебных заведениях не только в Англии, но и во многих других странах. Вопрос, почему и при каких обстоятельствах английский язык стал государственным в ряде стран мира изучено недостаточно. Такое распространение английского языка можно объяснить историческими и экономическими причинами. В Британии в конце ХV — начала XVI в. начался процесс первоначального накопления капитала. Интенсивный экономический развитие способствовало росту могущества британской армии и, особенно, военного и торгового морского флота, для островной страны имело особое значение. Англия одной из первых стран встала на путь колониальных захватов, в ходе которых она насаждала английский язык в сфере своего политического и экономического господства, подавляя национальную культуру и языки покоренных народов. Английский язык, перенесена на новую территорию и оторвана от языка метрополии, приобретает различные изменения. Сначала возникают новые черты и закрепляются в устной речи, затем под влиянием произношения народа, населяющего определенную территорию, в первую очередь меняется произношение в целом. Поскольку английский язык воспринимается народом, который имеет другой образ жизни, другие обычаи, а также живое в других климатических условиях, возникает необходимость в создании слов для определения явлений и предметов, связанных с новыми условиями жизни. Читать далее »

Особенности украинского говора села вербица

Фонетические и грамматические особенности украинской говора села Вербица у Томашова Любельского Основой этой работы является говор материал, собранный от переселенцев, бывших жителей села Вербица вблизи Томашова Любельского в Люблинском воеводстве, которые сейчас проживают в селе Беньково в Варминско-Мазурском воеводстве. Село Вербица расположено на территории западных окраин надднестровского (или Опольского) говору, что после Второй мировой войны оказалась в составе Польского государства. Этот тип украинских говоров севернее г... Немирова переходит на территорию Польши узкой полосой, которая охватывает пространство от г... Смолинкы на юге — до р. Речицы на севере. Здесь надднестровские говора граничат с Надсанскими на юге и на западе, а на севере почти незаметно переходят в волынские. Они занимают незначительную часть юго-восточной территории нынешнего Люблинского воеводства и северо-восточную часть Подкарпатского воеводства. Жители этой окрестности И. Верхратський назвал в опубликованной в 1912 монографии «Батюк», а их говор «батюцким» Батюк суть то главным жители из окрестностей Жовквы, Рави-Русской, Яворова, городка, Угнова . Их говор И. Верхратський, как и многие другие диалектологов, причисляет к надднестровского (Опильского) говора: « Говор батюцкий есть лишь незначительной отменой (подговоров) говора Опильского (ополянського, Полянского)» . Именно на территории «батюцкого говора», над рекой Солокия, расположено село Вербица. Первое упоминание об этом селе датируется годом 1388. 1880 Село насчитывало 202 дома и 1202 жителей, в большинстве украинском. Список с 1921 года (тогда Вербица входила в Равского уезда, Львовского воеводства) подает уже 323 дома и 1607 жителей, в том числе 1544 украинском. Читать далее »

Иван франко и сербские эпические песни

Иван Франко и сербские эпические песни Различные аспекты этой темы в украинской фольклористике уже касались М. Гольберг, М. Гуць, А. Микитенко, Т. Руда, П. Рудяков, М. Яценко и другие ученые, но она настолько многоаспектной, широкой, что оставляет большое пространство для еще многих научных исследований. Кроме того, еще до сих пор нет специального монографического (а следовательно и всестороннего) исследования этой темы — все указанные выше авторы касались проблемы осмысления Иваном Франко сербского фольклора лишь попутно, в контексте исследований другого материала. Южнославянский, в том числе и сербский фольклор (в основном сербские эпические песни) заинтересовал Ивана Франко еще во время учебы в Дрогобычской гимназии, о чем свидетельствует его письмо к В. Давидяка (1850—1922) от 27 Май 1874 г .: '' ... сов би-м прочитать сборник песен сербских Вука Степановича Караджича или других, потому что славянская поэзия народная меня больше Занимая ". Закономерно, что уже через несколько лет, В 1877 г..., В журнале «Друг» появилось, кажется, его первое серьезное научное исследование сербского фольклора: развернутая рецензия на известное в свое время издание сербских песен М. Старицкого (Киев, 1876), в которой эти песни названы великими между всеми , образовавший фантазия славянских народов. После общих вступительных замечаний относительно особенностей издание М. Старицкого Франко пересказывает содержание тех сербских песен, которые считает самым совершенным (речь идет о песнях «Банович Страхиня» и «Косово поле») , называя последнюю из них сербской «Илиадой». Эпический рассказ «Косово поле» представляется ученому «широкой рыцарской беседой, спокойным глубоким Дунаем, равной, красящей, поединною». Такое сопоставление, по нашему мнению, происходит от оценок Вука Караджича, который сербские народные песни сравнивал с «Одиссеей» и «Песнями Оссиана» Дж. Макферсона. Читать далее »

Изучение причастия на уроках родного языка в 7 классе

Изучение причастия на уроках родного языка в 7 классе Причастие как особая форма глагола характеризуется особой семантикой (указывает на признак предмета по действию), грамматическими формами рода, числа, падежа, вида, времени, синтаксическими признаками (выполняет функцию определения, реже сказуемого в предложении, может иметь при себе зависимые слова — приложение и обстоятельство), стилистическими свойствами (имеет книжный характер). В лингвистической литературе существуют различные взгляды на причастие. Некоторые языковеды считают отдельной частью речи. Вузовские и школьные учебники традиционно квалифицируют причастие как особую форму глагола. Однако вдумчивый анализ значения причастия, морфологических и синтаксических особенностей порождает у учащихся определенные сомнения и вопросы. В процессе изучения причастия в семиклассников возникают трудности в усвоении незнакомой ранее конструкции и формы. Ученикам трудно квалифицировать причастия, путая их с прилагательными. По семантическими особенностями, словоизменением, синтаксической ролью причастия очень близки к прилагательным и очень часто переходят в прилагательные. Поэтому дифференциацию причастия и прилагательного необходимо проводить на всех уроках, особенно важно подытожить на заключительных. Семиклассники осознают основные признаки , отличающие причастия и прилагательные: различие в значении (признак постоянная и временная) люблю моченые яблоки и наквашени яблоки ; наличие у причастий зависимых существительных и глаголов: коллекция вышитых полотенец и вышитые собственными руками полотенца; отличие в подчеркивание (в причастий отмечены корни, в прилагательных — суффиксы) в арену и вар ений, к опчений и копч ений. Читать далее »

Работа я. о.спринчака «очерк русского исторического синтаксиса» (лингвоисториографичний аспект) часть 3

Спринчак также обращает внимание на то, что Попов отошел от концепции Потебни в трактовке вопроса о генезисе предложения . В отличие от взглядов своего учителя, который считал исходным пунктом в развитии предложения двучленное предложения, Попов в своих „ Синтаксических исследованиях "признал первичным предложения одночленных, которое могло быть как глагольным так и именительных. По мнению Попова, двучленное предложение, которое состоит из подлежащего и сказуемого генетически распадается на одночленные предложения и возникло в результате сложения двух одночленных предложений. Он указывает на то, что у древних одночленных предложениях имя глаголы не еще различаются. Однако, как пишет Спринчак, гипотетические построения Попова по вопросу об истории различных типов предложения не нашли дальнейшего развития в отечественном языкознании. В отличие от Попова, пишет Я. О.Спринчак, Д. Н.Овсянико-Куликовский популяризировал и развивал в своих работах синтаксические идеи Потебни. В своей книге „ Синтаксис русского языка "он приводит много примеров из древнерусского языка для сопоставления с синтаксическим строем современной русской речи. Кроме попытки исторически объяснить генезис и развитие различных исторических конструкций, Д. Н.Овсянико-Куликовский пытается объяснить синтаксические факты русского языка путем психологического проникновения в эти факты, чем он значительно усилил „ психологизм "своего синтаксиса. По мнению Спринчака этот психологизм, как и в других языковедов этого направления, оказывается в психологическом подходе к толкованию синтаксических явлений. Как обращает внимание Спринчак в своем исследовании &bdquo ; Синтаксические наблюдения "(1889) он продолжает развивать учение Потебни о предикативность на синтаксическом материале древних индоевропейских языков. Выясняя определения предикативности, Д. Н.Овсянико-Куликовский отмечает четкое осознание мысленно предиката, а также умственное усилие, направленное на связывание содержания предиката с его субъектом (предметом мысли). Читать далее »

Простые предложения с условным модальности

П росте предложения с условным модальностью Поле условности является сложной семантико-синтаксической системой. Каждый тип предложений занимает в этой системе определенное место. Поэтому необходимо прежде всего ознакомиться с каждым типом условности в системе современного украинского синтаксиса, определить условных конструкций среди синтаксических единиц украинского литературного языка. Целью статьи является изучение, обобщение и систематизация условных конструкций простого предложения современного украинского языка. В целях ставим следующие задачи: обосновать разделение условных конструкций на семантико-грамматические типы; — Создать приемлемую обобщенную классификацию предложений с условной модальности; — Изучить явление синтаксической синонимии на примере условных синтаксем и частей сложных конструкций; — Проанализировать простые предложения с условными синтаксемами, дать им семантико-синтаксическую характеристику. Вопрос условности не раз становилось объектом описания в научной литературе. Языковеды И. Р. Воспитанник, И. К. Билодид, Н. Е. Лосева, А. М. Кирсанова рассматривали структуру и семантико-синтаксические особенности простых предложений с условными детерминантами. Однако простые конструкции как составная часть поля условности ними еще не исследованы. Простые предложения с вторичными синтаксемами по семантико-синтаксическими признаками относятся к осложненных конструкций: помимо типичных субстанциональных отношений они еще и вторичные отношения предикативного типа (адвербиальные, атрибутивные и модальные). На основе этих отношений выделяют адвербиальные, атрибутивные и модальные синтаксемы. Среди адвербиальных синтаксем выделяют условные синтаксемы, которые являются выразителями потенциальной или ирреальной условия, при котором могли бы состояться происходят события и явления. Читать далее »

Автологических слово ивана франко во втором пучка «увядшие листья»

автологических слово Ивана Франко в втором пучка «Увядшие листья» Сборник «Увядшие листья» подробно изучали франкознавци. Из последних работ привлекает к себе внимание разведка Л. Сеника и статьи И. Денисюк и В. Корнийчука. Читать далее »

Особенности выражения модальных и эмоциональных средств в украинских переводах художественных текстов. ecowars.tv

Особенности выражения модальных и эмоциональных средств в украинских переводах художественных текстов Любая национальная культура, в том числе и украинский, кроме внутренних источников своего обогащения, имеет еще и внешние. Литературные переводы обогащают язык так же, как и произведения, рожденные непосредственно в данном языковой среде. Это ощущается тем сильнее, чем тяжелее для перевода сам текст, и искуснее переводчик. Интересно исследовать тексты на уровне конфронтации, что дает возможность лучше понять формальную, синтаксическую и семантическую структуры языка оригинала (далее и МО) и языка перевода (далее МП). Современная лингвистика различает в предложении формально-синтаксический, семантико-синтаксический и коммуникативный аспекты. Семантико-синтаксическая организация предложения отличается от формально-синтаксической. Она касается отражения предметов и явлений позаказного мира и их отношений. Под понятием «модальность» прежде всего понимаем лексико-грамматическую сферу, но в широком смысле к ней привлекается все, что каким-то образом соотносится с собственно семантическим полем, то есть со знанием слова. Модальность — это категория значение, которое включает в себя связь действия с реальностью, или отношение говорящего к действию. Говорящий не только передает информацию адресату о действительности, но и выражает свое отношение и свою оценку этой действительности. Итак, модальность — это взаимопроникновение речи и мышления, где мышление опирается на соответствующие языковые структуры для передачи информации. Модальность можно считать вершиной диалектического сочетания речи и мышления. Такое сочетание начинается от познавательной функции языка и заканчивается выражением мысли через сформированное высказывания. Читать далее »

Василий щурат и поэзия увядших листьев часть 2

Интересно, что в одном из номеров «Зари», где публиковалась статья «Поэзия увядших листьев в виду общественных задача победить штуки», появился цикл стихов В. Щурата «Amor vincens», название которого позаимствовано из третьей части «Mi o ci» Я. Каспровича. Не вызывает сомнения, что автор пытался противопоставить «поэзии пессимизма» горящий «диядем» собственных песен о любви. Однако большинство их стало бледной копией «Увядшие листья», многочисленные реминисценции из которого случаются чуть ли не в каждой строфе. Уже первая «пьеска» «И снова она пришла — весна ...» написана под впечатлением Франко пролога «По длинном, тяжелом отупению Опять трескается волна песен ...» и вступительной части «L'amore desperato» Я. Каспровича. Лирический герой В. Щурата тоже потерял свою любку и живет одними воспоминаниями о «давних счастье волны». В его сердце остался «боль и сожаление безмерный», но нет места ни упрекам, ни ненависти, иначе душа попрощалась с телом. Не «был это человек слабой воли", потому что самоубийство для него — всего лишь теоретическое предположение, а потому побеждает vis vitalis: «И я жить должен! ...» Он надеется, что «может еще убита мечта воскреснет», ведь не зря так дрожит и бьется в груди «сердце прежнее»: На тебя глядя, Думал я все себе Что видел вид то уже когда Но где, в которой толпе? Конечно, за завесой этой песни легко узнается Франковый «Призрак», так же, как в фольклорной имитации «Ой, девушка, ясень чахнет ...» слышится едва скрытая стилизация стихотворения "Зеленый явор, зеленый явор ... «. Даже „вера в черта, вера в чудеса“ перекочевала с третьего пучка в Щуратову версию „г темных сил“, который стремится „выслать упырей могил“ свою боль и „сожаление болезненный“. „Мистическая игра души“ молодого поэта — „истинного декадента“ — рисует таинственные картины вечернего подольского угла, где „кладбище, пять белых, плакучих берез у морга, за кладбищем лес“. Здесь лирический герой В. Щурата ли не впервые получил роскоши „приятности раю“. Но сейчас уже не вернется „лунный свет“. Ему, как и его двойнику из „Увядшие листья“, остался только горький осуждение: «Не надейся ничего!» — «Не надейся, сердце". Читать далее »

Вариативность глагольных основ в украинском языке часть 2. real-design.com.ua

Основоформы, коррелятивные по мягкости фонем / с — с / , / с — с / , / р — р / , фиксирует подтип № 4 (фонемотипы Х-XII). В пределах подтипа одинаковые по количественно-качественным проявлением основоформы V и V-ся фиксируются на различных ступенях (кроме основ на / г / ), иллюстрирующие в пределах подтипа? пидпидтипы № 4а (73/16 *) и 4б (0/34 *). Подтип № 4а иллюстрирует вариативность V-оснований и всех основ на / г / , в которых мягкая основоформа возникает на четвертом степени — риз- , — риз — ; — пас- , — Тесьма — ; — дер- , дер — и — дер * дер — * ; — жер- , — жер — и — жер — * , — жер — *; — л из- , — л с — ; май ас тр ас — ; — повз- , — повз — ; — верз- , — верз — . В V-ся мягкая основоформа фиксируется уже на второй ступени в словоформе мужского рода: запас-ти-с а — запас — с а , намерз-ти-с а — намерз — с а . Несмотря на то, что чередование трактуется как фонологически обусловленное — как результат ассимилятивные дежурство по мягкости / с — с /, / с — с / , оно морфонологические признаком основоформы мужского рода и поэтому выступает как морфонологические, содержащий информацию о наличии постфикса в структуре основы. № 5. диал. Читать далее »