Коммуникативно-прагматическое нагрузки местоимения в формировании имплицитности в драматургически тексте

коммуникативно-прагматическое нагрузки местоимения в формировании имплицитности в драматургически тексте В тексте раскрывается функциональную нагрузку местоимений и местоименных конструкций в формирование имплицитного смысла в драматургически тексте. Ключевые слона: имплицитная информация, местоимение, драматургический текст. Всестороннее осмысление художественного текста требует учета всех составляющих, формирующих его, в том числе и имплицитных, одной из разновидностей которых на лексико-грамматическом уровне является местоимения и местоименные конструкции. их функциональная вес заключается прежде всего в способности максимально конденсировать латентные компоненты, закодированные в слове. Они — важные элементы, по которым дешифруется текст. Проблема местоимения нашла свое отражение в ряде работ отечественных и зарубежных лингвистов (И. Р.Вихованець, М. А.Жовтобрюх, А. П.Загнитко, И. К.Кучеренко, М. И.Откупщикова, О. В.Падучсва, Т. А.Папенкова, О. В.Петрова, О. М.Селиверстова, О. М.Старикова и др.), однако и сегодня их интерпретация характеризуется контроверсийность. Наиболее спорным является вопрос семантической своеобразия местоимений, которое языковедами трактуется по-разному. Так, о наличии / отсутствии значения существуют три основных подхода: местоимения не имеют значения, что и определяет их специфику; местоимения не имеют постоянного значения, оно меняется в каждом акте речи; местоимения не отличаются от других языковых знаков в плане неустойчивости, непостоянства значения; их своеобразие заключается в том смысле, которое выражает это значение. Авторы «Грамматики украинского языка» считают, что упомянутые единицы «лишены семантической конкретности, потому содержательную признак могут передавать только в контексте». Такой позиции придерживался и М. А.Жовтобрюх, подчеркивая, что «местоимение выполняет свою указательной функции, познается только в контексте». Много внимания уделялось и местоимениям как носителям латентного смысла. Так, К. Г.Крушельницька, анализируя языковую имплицитность, признает их «одним из самых универсальных способов контрацепции»; В. Х.Багдасарян, выделяя девятнадцать способов существования имплицитного, рассматривает среди них местоимение, указывая, что он «выступает как своего рода переменная, и только при использовании, на основе контекста, под него подкладывается определенное значение»; О. М.Старикова, исследуя местоимения как лексические индикаторы имплицитной предикативности, акцентирует: «семантическая разложимость высказывания, в состав которого входят местоимения, непосредственно связана и обусловлена особенностью семантической структуры этих местоимений»; О. В.Петрова считает, что «в художественном тексте местоимение приобретает дополнительное значение, превращаясь в эмоционально-образную единицу»; Т. А.Папенкова, изучая функционирование местоимений, замечает: "между местоимениями и соотносятся с ними фрагментами текста устанавливается двусторонний взаимосвязь, которая проявляется в том, что, с одной стороны, местоимения наполняются содержанием этих сегментов, а с другой, они начинают передавать те или иные отношения между элементами контекста "; М. И.Откупщикова отмечает, что «семантический потенциал дейктичних слов очень высокий; специфика семантики местоимений заключается в ее функциональном характере, обусловленном ролью этого класса в синтаксисе связного текста и в его семантике»; О. В.Падучева акцент на использовании местоимений в языке с целью референции Как видим, местоимения и местоименные конструкции часто попадают в поле зрения ученых, однако вопрос специфики реализации ими значения в художественном тексте, в частности в драматургическом, все еще остается открытым. Основой идейно-тематического содержания драмы является совокупность коммуникативных отношений персонажей. Последние изображаются действующими, проявляя свою энергию, то есть способны к самохарактеристики, которая может быть выражена эксплицитно или имплицитно. Выражаем предположение, что местоимения и дейктични сообщения являются доминантами, способными максимально конденсировать скрытые смыслы высказывания, выявлять дополнительные оттенки значения только в конкретной ситуации общения, способствуя развертыванию сюжетной линии, формируя аксиологическую рамку сообщения. Поэтому важным является выяснение функциональной нагрузки дейктичних единиц в формировании скрытой информации в драме. Способность одного из компонентов (местоимения) импликуваты содержание других может сокращать структурный объем высказывания, не меняя его информационной нагрузки. Например: В доме молодого парня. Девушка в гостях, его милая, НЕ любовница, необрученную — мыла. На столе большой портрет, украшенный цветами, портрет "красивой молодой девушки не того, что в гостях. Нежная сцена. Эпицентром семантического развертывания в приведенном сегменте есть указательные местоимения. Акцентируя внимание на лингвоодиниць «не того», автор тем самым противопоставляет ее другому молодой особе — той, что в гостях. имплицитно компонентами семантики номинации «не та» выступают: «другая», «и, что-то отличается», «и, что противопоставлена кому». В приведенной ремарке содержится намек на дальнейшее развитие событий, на то, что драма будет строиться на противопоставлении «и» — «Другая», «не та». Развертывание сюжета подтверждает такое предположение, то есть ключ к пониманию приведенного сегмента и текста в целом выступает указательное местоимение «не та», имплицитные компоненты семантики которого способствуют конденсации высказывания, выполняют изобразительную функцию, а также с тем материалом, на базе которого формируется и «выводится» из текста новая информация. Рассмотрим еще пример: Парень: Ты опять какая-то ... Девушка: Нет, нет, вовсе я не «какая-то». Ты меня любишь теперь, чего же мне еще? . Ключевым в приведенном сегменте выступает сообщения «какая-то». Действующее лицо (Парень) акцентирует внимание на неопределенных местоимений «некая», которые являются определяющими при формировании имплицитного компонента семантики.