«охотничьи рассказы» романа купчинского часть 3

Но после ужина, «как только хозяин исчез, из дверей кухни вышла госпожа Михайлина с подносом, полным — как к западу от Збруча говорят -» бутербродов «, а на восток -» бутербродов ". На ее лице играл вежливый улыбка, в глазах отражалась трема публичного выступления, а зажаты уста указывали на твердость постановления. Кивнула элегантно головой и подошла ближе. — Может кто-то из господ позволить «спокойной ночи»? — Сказала немного дрожащим голосом и застыла. Ануж нибудь из молодых Вадицьких зганить ее. — Господа! Наша госпожа хозяйка предлагает перед сном одну «диванчик» — сказал со смехом старший сын. Госпожа Михайлина нашлась на седьмом небе. Не только потому, что все так гладко пошло, но и потому, что поставила на своем ". И из того же рассказа: " О аппетита и жажды охотников после охоты — все описания и переводы грубо преувеличены. Охотник съест, скажем, тарелку борща, после этого два, всего три куски жаркого, какой-то кусок-два курицы или другой птицы, после того еще что-то сладкого и уже почти сыт. То же с питьем. Не было случая, чтобы охотник выпил сам бутылку водки. Несколько келишка перед и во время, а остальные после ужина. Но и те келишки не пьет один за другим, а переплетает их почти безалкогольным вином и пивом. Все преувеличены информации происходят или от общества охраны зверей, или от рыболовов «. Но, вопреки всему, не можем забывать, что» Охотничьи рассказы «имеют в себе и» охотничье ", общую тему, которая соединила их в сборник и дала это название. Соблюдение охотничьих традиций, хорошо организованы и проведены охоту, удовольствие от общения с товарищами, всегда рядом с тобой, часто и в опасной ситуации, радость от «правдивых» рассказов о своих «подвигах» на охоте — все это находим в рассказах Романа Купчинского: "Никто так быстро не запизнаеться между собой как охотники. Сведите вы рыболовов вместе — друг на друга смотрят исподлобья, хоть и улыбаются время от времени. А уже слово из них вытянуть, то так, как большого форель из воды. Зато поклонники святого Евстафия после первой охоты говорят себе «Ты», а после второго — «мой старый приятель». Ссора в них взрывается быстро, но и быстро потахае. Одно имеют рыболовы и охотники общее: преувеличивают немного (читай: очень!) рыболовы величину пойманной рыбы, а охотники — расстояние от зверей ". В этом же рассказе видим настоящего, заядлого охотника: " Начался первый оступ. Гучко сначала шли тихо, даже не знать было, или двинулись. Вплоть вдруг крик: «Дык, дык!» «Держи, от ворот!» «Бей, бей!». Далеко вдали грянул выстрел лесным. Охотники еще сильнее прильнули к своим местам. Каждому из них может всплыть из кустов дик. Что против него тот лисюра, что молнией перескочил проруб? Что против него эти два зайца, что тоже взмыли в старый лес! Что против него козел, что пошел поперек нее склона! " А после охоты — оте главное, роскошь человеческого общения "В большой столовой вадичинського дома сидели за столом охотники. Трепещущие сияние свечей играло на их загорелое морозом лицах, сверкало искорками в их розрадуваних глазах, потому что свечи вместе с еловыми ветками, которые лежали на белом убрусе, напоминали какой-то сказочный Святой Вечер. Просторная комната гудела от разговоров, а все они вращались вокруг сегодняшних охоты. Для охотника сложиться, выстрел, забить или нет — это дело одной-двух секунд, но обсудить какой-то свой интересный случай — не хватает часа, и мало один раз ". Неотъемлемым признаком поэтики Купчинского является использование даже в прозе песен, акцент на их роли в организиции и проведении настоящих охоты. Накануне охоты охотники поют Оставь бремя мелких жалел, Заботы серых дней. Лучший счет для нас всех — Веселый пение, неунывающий смех. Лине время над нами быстро И сотрясает цвет жизни. Только честное общество Даст минуту забвения. Возвращаясь с охоты, «честное общество» вновь поет Подгоняйте, хлопцы, коней, Посмотрите, неба край красный Облака мероприятие заступили Будет с ветром снег! Подгоняйте, не дремлют На ужин спешите, Пусть же наши буйногриви не жалейте ног! Нас ждет там воздаяние — Теплый улыбка, конечно дом. Эй, стелись под ногами Зимнее одеяло Заки вихри в поле свистнут Хрустальные чаши свистнут А в тех чашах хрустальных — Золотое вино ... Уже при забаве охотники, благодаря хозяину за хорошие слова и вкусные блюда, поют: "Рюмка к рюмке, сердце к сердцу, стукнет на радость всех нас. Судьба охотничья том улыбнется, Кто любит рюмку, пение и смех. Слава ловлю, слава ловцам Слава безошибочным стрелкам! А старый хозяин в ответ поет гостям древнюю охотничье песню Стрельцом бим быть советов. Стрельцом бим быть советов. Как увижу порошници Пистолята и ружье, Хорошую с барсука сумку Да стрелковое одежду. Стрельцом бим быть советов, Стрельцом бим быть советов. Кстати, в сборнике песен Романа Купчинского, что вышел в Америке в 1977 году, есть несколько охотничьих песен. Первая («Уже ясно солнце») призывает охотников к охоте Идем, идем в темный бор Уже там нас ждет зверь. Вторая — «Ой пойду я под лес». В ней охотник говорит о том, что в рыбака есть дочь «золотая Рыбка». Охотник очень хочет поймать ее, для этого пойдет на хитрость: заговора так и сяк, Может рыбка влезет в сак, А как влезет — я сип. Рыбка только трип, трип, трип. Песню «Выстрелы смолкли», без сомнения, Купчинский написал для охотников, возвращающихся с охоты: Выстрелы смолкли и лес онемел. Пора нам возвращаться в домы. Гоп-гоп, гоп-гоп, гоп-гоп ... Звери и птицы: нет уже стрелка, Опять занимайте знакомые места. Гоп-гоп, гоп-гоп, гоп-гоп ... Р. Купчинского искусно использует юмор, легкую иронию (и даже самоиронии), которая, однако, никогда не переходит в сарказм или сатиру. «Охотничьи рассказы» Романа Купчинского органично дополняют его прозаическое творчество, известную в основном по трилогии «Метель», обогащают литературу колоритной тематикой охотничьих рассказов и историй, благодарным материалом для освещения гуманистической и психологической проблематики.