Проблемы освоения заимствованных языковых единиц часть 2

Среди внеязыковых факторов, способствующих появлению заимствований, существенную роль играют мода и лингвальные и эстетические вкусы. Ведь известно, что стремление к новизне и свежести, эмоциональности и экспрессивности на фоне стандарта — определяющая черта языка СМИ. Поэтому неудивительно, что иноязычные слова заимствуют даже тогда, когда в этом нет необходимости и когда в нашем языке не менее точные эквиваленты, ср .: имидж — образ, презентация — представление, электорат — избиратели и др. К тому же, такие заимствования характеризуют и другую сторону современных языковых вкусов — попытку придать речи и речи целенаправленной оригинальности, изысканности, необычности. Последнее присуще в основном речи младшего поколения украинских. В новейший период как в язык масс-медиа, так и в общенародной лингвальной практики попало и попадает немало иностранных неолексем, заимствованных представителями украинской диаспоры, которые, находясь длительное время в иноязычной окружении, вынуждены были сознательно, руководствуясь практическими потребностями, то и подсознательно усваивать такие лексические единицы. Обогащение украинского литературного языка новыми етранжизмамы отчасти происходит также и благодаря переводам — как устным (на радио и телевидении — интервью, выступления иностранных граждан, саммиты, мультфильмы и др.), Так и письменным (в газетах и журналах). Наряду с внеязыковыми выделяется и ряд собственно языковых обстоятельств, способствующих вхождению заимствований из других языков. Главной выступает целенаправленная тенденция к совершенствованию существующей лингвальной системы, необходимость сохранения языка в состоянии коммуникативной пригодности. Среди них важное место занимает «номинативная тупик», потребность заполнения языковых лакун — пополнением определенных тематических групп (в частности из разных областей науки, техники, медицины, спорта, культуры), а то и создание их в языке-реципиенте в определенный исторический момент (например , названия из области информатики и вычислительной техники) или усвоение отдельных слов для обозначения новых реалий, понятий, явлений, то есть расширение средств номинации и коммуникации. Другой действенной причиной, неотъемлемо связана с предыдущей, является вхождение иностранных слов в язык за неимением соответствующих лексем в украинском языке, лишенных каких-либо многозначности, преимущественно в области научно-технической, экономической терминологии. К тому же, такие слова и термины в значительной степени на европейском и мировом почве уже стали общераспространенными — преимущественно европеизм. В общелитературном и в языке публицистики активно действует тенденция к четкой дифференциации лексических единиц (по семантике и сферами применения) по их семантики, стилевого и стилистического, отчасти даже жанрового функционирования. Так, например, к известному в украинском языке синонимического ряда слов лавка — магазин во второй половине 80-х — 90-х годах прошлого века из-за языка СМИ заимствовано названия новых специфических западных реалий, входящих в украинский быт с разрешением их смысловых оттенков, в том числе супермаркет (с английского языка supermarket) «большой (преимущественно продуктовый) магазин самообслуживания, универсам», бутик (с французского языка boutique-лавочка, магазинчик, мастерская) «современный небольшой магазин особенно элегантного, модного и дорогого одежды, обуви, парфюмерии и т. п.», шоп (с английского языка shop) «лавка», хотя главная цель назначения остается прежним — "помещение для розничной торговли». Кроме того, названные слова различаются сферой и частотой стилистического употребления: только в разговорном функциональном разновидности (и очень редко в языке СМИ) встречаем лексемы лавка (языковая практика преимущественно старшего поколения и шоп (распространено преимущественно в речи молодежи). Известно, что эти лексемы, по сравнению с вышеперечисленными литературными единицами, используются реже. Следует отметить, что иногда негативнооцинна экспрессия, виразовисть, меткость образа, ситуации достигается с помощью новозапозиченого слова с определенным формант (так, например, лексические единицы из суфиксоидним компонентом — гейт (-gate), по которому закрепилось значение «скандал»). Весомым фактором в этом процессе является стремление к экономии языковых средств, лингвальных усилий, энергии, к компактности в целом. Часто имеет преимущество заимствования из другого языка на месте собственно национального громоздкие словосочетания или описательного оборота, ср .: киллер — наемный убийца-профессионал, брифинг — короткая пресс-конференция, масс-медиа — средства массовой информации, менталитет — совокупность духовных и умственных особенностей (психологических, интеллектуальных, идеологических, религиозных, эстетических и т. д.) определенного народа, социальной группы или индивида; мировоззрения, мировосприятия, самооценка и др. Язык как особая система систем, или уровней, сама в свою очередь является частью еще более сложных систем — речь и мышление, язык и общество, язык и действительность, речь и ментальность народа и многих других. Так, фактором, в котором неразрывно соединены внеязыковая и внутриязыковые причины, есть между стилевой взаимовлияние и взаимопроникновение. Особенно это проявляется как в языке СМИ, так и шире — в публицистике, где ярко представлены и активно функционируют лексические единицы разных стилей. Актуальным вопросом, который требует безотлагательного решения, является изучение и выработка практических рекомендаций по приспособлению, адаптации заимствований в системе языка — какой выступает украинский. Как известно, освоение иностранных слов происходит одновременно несколькими путями и охватывает фонетико-графическую, морфологическое и семантическую сторону слова. Под проблемой ассимиляции иноязычных заимствований обычно понимают степень уподобления этих слов удельным словам. По степени ассимиляции заимствованных слов различают вхождения в словоизменительной и словообразовательной систем, способность вступать в синонимических рядов и в антонимические связи, вхождения в состав фразеологических единиц, частотность употребления и др. Однако, как считают некоторые исследователи, все вышеперечисленные критерии достаточно проблематичными и неубедительными: степеней ассимиляции может быть сколь угодно много, и эта проблема не столько является лингвистическим, сколько социально-психологической. Некоторые выделяет следующие последовательные этапы полного лексического усвоения иноязычных слов: 1) этап инноваций или первоначального вступления в язык-рецептор; 2) виртуальный этап, когда словом пользуется относительное меньшинство носителей языка-рецептора; 3) этап неологичного словоупотребления, когда лексемой пользуется относительное большинство носителей языка-рецептора. Укоренения иноязычного слова в языке-реципиенте связывают с четырьмя этапами: 1) п о ч а т к о в ы м — употреблением иноязычного слова в тексте в его удельной орфографической (фонетической) и грамматической форме, без транслитерации и транскрипции, как своеобразного вкрапления; 2) д р у г и м — приспособлением его к системе языка-реципиента путем предоставления слову соответствующей грамматической формы; 3) т р е т и м — потерей иноязычным словом признаков необычности, приобретением им равноправия с другими удельными словам; 4) ч е т в е р т и м — адаптацией иноязычного слова в стилистической системе языка-реципиента, то есть снятием ситуативно-стилистических и социальных ограничений словоупотребления.