Работа я. о.спринчака «очерк русского исторического синтаксиса» (лингвоисториографичний аспект) часть 3

Спринчак также обращает внимание на то, что Попов отошел от концепции Потебни в трактовке вопроса о генезисе предложения . В отличие от взглядов своего учителя, который считал исходным пунктом в развитии предложения двучленное предложения, Попов в своих „ Синтаксических исследованиях "признал первичным предложения одночленных, которое могло быть как глагольным так и именительных. По мнению Попова, двучленное предложение, которое состоит из подлежащего и сказуемого генетически распадается на одночленные предложения и возникло в результате сложения двух одночленных предложений. Он указывает на то, что у древних одночленных предложениях имя глаголы не еще различаются. Однако, как пишет Спринчак, гипотетические построения Попова по вопросу об истории различных типов предложения не нашли дальнейшего развития в отечественном языкознании. В отличие от Попова, пишет Я. О.Спринчак, Д. Н.Овсянико-Куликовский популяризировал и развивал в своих работах синтаксические идеи Потебни. В своей книге „ Синтаксис русского языка "он приводит много примеров из древнерусского языка для сопоставления с синтаксическим строем современной русской речи. Кроме попытки исторически объяснить генезис и развитие различных исторических конструкций, Д. Н.Овсянико-Куликовский пытается объяснить синтаксические факты русского языка путем психологического проникновения в эти факты, чем он значительно усилил „ психологизм "своего синтаксиса. По мнению Спринчака этот психологизм, как и в других языковедов этого направления, оказывается в психологическом подходе к толкованию синтаксических явлений. Как обращает внимание Спринчак в своем исследовании &bdquo ; Синтаксические наблюдения "(1889) он продолжает развивать учение Потебни о предикативность на синтаксическом материале древних индоевропейских языков. Выясняя определения предикативности, Д. Н.Овсянико-Куликовский отмечает четкое осознание мысленно предиката, а также умственное усилие, направленное на связывание содержания предиката с его субъектом (предметом мысли).
инотон
С этой целью он сопоставляет предикативные сочетания слов типа снег белый с атрибутивным словосочетанием белый снег , к тому же атрибутивность представляет собой ослабленную предикативность. В своей статье „ Из синтаксических наблюдений. К вопросу о классификации бессубъектных предложений "Д. Н.Овсянико-Куликовский в качестве основы своей классификации безличных предложений положил принцип большей или меньшей отсутствии подлежащего и разделяет бессубъектные предложения на две группы: абсолютно-бессубъектные и относительно-бессубъектные. Далее Спринчак обращает внимание на исследование Ф. Е.Корша „ Способы Относительно подчинения. Глава из сравнительного синтаксиса ", появившееся почти одновременно с трудами Потебни в области сравнительно-исторического синтаксиса. Это исследование посвящено изучению закономерностей образования и развития предложения с относительным подчинением в индоевропейских языках. В этой работе Спринчак отмечает попытки связать развитие речи с развитием мысли, о чем свидетельствует следующее высказывание: „ Как требования мысли несомненно влияют на внешнюю форму слова, так и мысль нередко должна сообразовываться с этимологическим средствами языка. История языка и состоит преимущественно в постоянной борьбе между мыслью и словом ". Как отмечает Спринчак Корш считает особенно плодотворным в этой области изучения однородных или соответствующих синтаксических явлений в ризносистемних языках, поскольку в них проявляются общие законы. Анализируя способы относительного подчинения, которое развивалось исторически, автор находит много общего как в способах, так и развития относительных конструкций в различных языках (индоевропейских, семитских, тюркских), что, по мнению Якова Алексеевича позволило ему сделать ряд важных обобщений и выводов в этой области (например, сочиненностью предшествует подчиненности, употребление вопросительных местоимений, которые превратились в в относительные, а также указательных местоимений, которые служат для грамматического связи подрядного с главным, повторение определительные существительного с указательным местоимением в древней языке). Я. О.Спринчак также отмечает, что Корш считает возникновение и развитие безсоюзних конструкций более поздним процессом, чем составление относительного предложения с относительными местоимениями и наречиями. Далее Спринчак дает перечень не таких больших, но тоже важных работ. Так он обращает внимание на небольшой курс лекций под названием „ Русский исторический синтаксис ", которые читал в 1892/1893 академическом году для студентов Петербургского университета известный историк русского языка А. И.Соболевський. В этом курсе лекций было изложено одно, но очень важный вопрос исторического синтаксиса, а именно — о синтаксические функции падежей в древнерусском языке с привлечением сравнительно материала из славянских и индоевропейских языков. Далее автор вспоминает о А. А.Шахматова, который в своих трудах (например, „ Исследование в Двинских грамотах «, „ Курс истории русского языка», „ Синтаксис русского языка ") затрагивает вопросы исторического синтаксиса русского языка, приводя синтаксический материал из древнерусских памятников и родственных языков и прослеживает развитие отдельных конструкций, хотя специальных исследований в области русского исторического синтаксиса не оставил. Он также останавливается на первом издании „ Русского синтаксиса в научном освещении "А. М.Пешковського. В нем было много материала исторического характера. В дальнейшей переработке своей книги автор убрал материал по древнерусскому синтаксиса в связи с тем, что основное внимание он уделял описания синтаксической системы современного русского языка. В советскую эпоху появляется очень важное исследование проф. Е. С.Истринои по историческому синтаксису под названием „ Синтаксические явления в Синодальном списке I Новгородской летописи ". Задачей этой работы было изучение всей совокупности синтаксических конструкций исследуемой древнерусского памятника. Яков Алексеевич обращает внимание на то, что на эту работу повлияли исследования Потебни и Шахматова. Он дает очень высокую оценку исследованию Е. С.Истринои, которое по его мнению было проведено очень тщательно и глубоко, оно дает ясное представление о синтаксический строй древнерусского языка. Такие исследования очень полезны, так как в них собраны и систематизированы синтаксические особенности языка отдельного памятника или группы однородных памятников древнерусского литературы. Но Спринчак замечает, что нужны также и труда, цель которых историческое исследование отдельных синтаксических явлений. ЛИТЕРАТУРА

  1. Буслаев Ф. И. Историческая грамматика русского языка. — М., 1863.
  2. Виноградов В. В. Из истории изучения русского синтаксиса. — М .: Изд. Моск. университета, 1958.
  3. Овсянико-Куликовский Д. Н. Синтаксис русского языка. — М .: СПБ, 1912
  4. Пешковский А. М. Русский синтаксис в научном освещении. — М .: Учпедгиз, 1938.
  5. Потебня А. А. Из записок по русской грамматике (I. Введение, II. Составные члены предложения и их замены. — Харьков: 1888; ч. III Об изменении значения и замена существительного. — Харьков: 1899; ч. IV. Глагол, Местоимение, числительное, предлог. — М. — Л .: Изд. АН СССР, 1941).
  6. Спринчак Я. А. Очерк русского исторического синтаксиса. — М .: Советская школа, 1960.
  7. Шахматов А. А. Синтаксис русского языка. — Л .: Учпедгиз, 1957.