Измарагдне автологических слово (паренетикон) часть 2

Своеобразным «коварством» к поэме «Моисей» является V и стихотворение. Автология и метафоричность здесь составляют сплав. Речь идет о сути настоящей молитвы. Молитва от сердца и духа, молитва без слов. Именно молился Моисей, и именно такую молитву слышал Господь "Хоть ты заципив уста так, что слова они не говорят, Но я слышу вдруг, как твое сердце кричит ". В Святой Литургии молитва, чтобы Господь уберегал нас от гнева. Этот мотив составляет идейно-нравственную основу следующего стиха. Он тоже строится по параллелизмом (гнев — это огонь, чем больше прилагаешь дров, тем этот огонь сильнее; моряки во время бури все сбрасывают с корабля, а потом горько скорбят по потерянным). И моральный вывод: Да и гневный в феврале разгаре не понимает, что здоровое, больно; А гнев пройдет, — вспомнив, что натворил, Поздно плачет. Похвала мудрости — так можно было бы назвать VИИИ стихотворение цикла. Афористично звучит уже первый (автологических) строка: «Нет друга более мудрость». Последний катрен (тоже, по сути, автологических) окончательно утверждает — в параллельном ряду — основную идею: Без нее (мудрости. — Г. И.) всю жизнь пустыня Да, как пустой без друга путь И как твой дом пустой без сына, И как пустой дурного страх. Как видим, здесь нарушается еще одна экзистенциальная проблема. Проблема страха человека «без мудрости», без веры и синтеза. ИХ стихотворение призывает духа — «Сам над собой воцарится, то воцарится над людьми». Однако к власти над людьми призывает поэт. Быть самодостаточным, знать цель своей жизни — таково его мировоззренческая основа.
Hyra byggställning Stockholm
Автологических обращение к читателю завершается следующей наукой Не бросай своей цели, Чтобы за чужой где идти, А собственную ясно цель познай В нее просто спеши. Идея этого стихотворения перекликается с учением Сковороды о «родственную труд», о самопознании и самоуважение. "Вернись в дом свой» — учил Иисус Христос. Узнать «дом» своего сердца, духа, интеллекта и идти к назначенной Божьим Провидением цели. Именно такое идейно-нравственное и экзистенциальное направление стихотворения. Анафора (равно начинаются все пять строф-катренов) Х стихотворения антитетично подчеркивает его идею. Лучше один день прожить «в добродетели, в мыслях святых, в уме, в работе, в честном соревновании», чем сто лет «бесчестно, непоздержливо, без ума блуждая, лениво, без энергии, мудрости не зная». В автологических строках стихотворения выражается призыв познать «праведный закон», думать и заботиться о завершенность земного пути. Жизнь за «праведным законом» — это жизнь целенаправленное, исполнится праведным трудом, жизнь духовную, сознательное своего назначения. Следующий (ХИ стихотворение) не содержит тропов. В нем утверждается идея человечности. Человек не должен отдаваться чувством ярости, гнева, злобы. Стихотворение автологических, однако компонент параллелизма в нем тоже присутствует. Сопоставляется человек и зверь (скот): Хотя от хлеба (далее — от вина. — Г. П.) здержусь А лютую, сержусь, Какая моя вера? Чем я лучше от зверя? В ХИИ стихи нарушается женская тема внешняя красота женщины и ее духовная красота. Так, «как серьги золотые В ноздрях бурой свиньи» (опять своеобразный параллелизм), «так красота не идет в полезно Плохо вихваний жене». Идея стихотворения в утверждении женской искренности, высоты души женщины. Сплошь автологических структурируется ХИИИ стихотворение, которое является поэтическим обработкой известного сюжета о женщине, утонула, но в сознании своего мужа из-за собственной упрямство поплыла против течения реки. автологических призыв «В мире праведно жить» — это содержание ХИV стихотворения. «Страшнее гадюки / Человек бедствия!» — Такая идея ХV стихотворения. Осуждение пустословия имеем в следующей поэзии. Есть цвет без запаха и есть слова «пустые», после которых идут хорошие поступки. Есть цвет «красочный и душистый» (здесь есть определенное отступление от Автология) и есть слова «хорошие и плодотворные», по которым идет исполнение сказанного. Через параллелизм-сравнения (не метафорические в целом) выкристаллизовывается вывод ХVИИ стихотворения Как юность прошла, Так зачем с девками шутишь? Не делать «невинному» зла, потому что оно упадет на злоумышленника — такой вывод ХVИИИ поэзии. Автологических утверждение: «Враг отец, враг мать, не учили сына» составляет содержание следующего стиха. Идея ХХ стихотворения обозначена противоречием. Мудреца Франко сравнивает с пчелой, которая высасывает «сок сладкий» из цветов, не лишая их красок и запаха. А мудрец Что кто сделает или не сделает, Плохо или хорошо, он не заботится, Только о своих делах заботится Злой или добрый их конец. Как видим, эта идея какой-то степени противостоит общем морально-этическом направлению «изумруд». Однако такое экзистенциальное явление существует, подобный тип «мудреца», близкий к аскета, среди людей случается. Кто слишком много внимания уделял «земной» с его «цветами», то уйдет из жизни «не постигнув, что хотел» (ХХ поэзия). Иван Франко, как известно, написал поэму «Иван Вышенский», в которой показал победу патриотического чувства над аскетичным. В ХХ стихи «Паренетикону» есть осуждение аскетизма, вызванного или обусловленного стремлением отойти от мира, ища Не работает, но сна, не постятся, а блюд много, НЕ богослужения, А службы тела своего. Внешняя, следовательно, лицемерная вера такого монаха. Его «аскетизм» насквозь фальшивый Хотел бы веры он отречься, это меньший грех, Чем веру сию всю жизнь Так давать на смех. Такой «монашеский» состояние — явление известное, и эта тема не раз возникала в мировой литературе. Вспомним хотя бы «Декамерон» Дж. Боккаччо или повесть Нечуя-Левицкого «Афонский проходимец». Тема монашества продолжается в следующем стихе, но уже в другом, можно сказать, противоположном ракурсе. Стихотворение ХХИИ строится в привычном — параллельно-сравнительном — плане. Однако автологических строится вывод: монах, Виломлюесь с власти, не тело, но душу в море. Монах, который покинет монастырь, подобный рыбы, выброшенных на сушу или в «запортка» (!), «Потвореного» из яйца, когда из своего места пошла наседка. И наконец, последнее стихотворение перед «строфами». Он не отмечен никаким тропом. В первой части жизни следует приобретать знания, во второй — достаток. Но жизнь должна отмечаться честностью А в третьей чвертини жизни Кто честным ни был, Тот скажет в четвертой: "Хотя Я в мире не был! " В ХХИИ стихи инициальным строку: «Богатство злом не является, когда на хорошо приняты». В последнем стихотворении тема богатства («имущества») продлена: и «знание», и «имущество» должны быть основой честного, праведного бытия человека на Земле. Литература

  1. Франко И. Собр. соч .: В 50 т. — К., 1976—1986.