Архетипический мышления как базовая доминанта современного сознания этноса часть 2

Переходный этап от условно реального мышления к реальному (публицистического) или к мышлению отраженного факта (художественное творчество) — это фольклорное мышление, которое по своей синкретической природе сочетает в себе все три уровня (условно реальный, реальный и отраженный (художественный) с преобладанием последнего уровня). Анализ современного уровня фольклорного сознания свидетельствует об упадке сознательного информационного контекста: язык, этническая культура, уровень образного мышления, уровень хозяйствования, культура ландшафта. Исследование фольклорной памяти на Днепропетровщине показали, что информационная память носителей фольклора первой группы (60-80 лет) самая лучшая. На сознание каждого носителя приходится 20-30 текстов. Вторая группа (40-59 лет) уже иллюстрирует низкий результат — 5-10 текстов на носителя информации. Таким образом, происходит процесс информационной «разгерметизации» этнического сознания, исчезает первичная память этноса, то есть модульный резерв интенсивно ослабляется. Речь идет о глубинных, кодовые процессы памяти, о Суггестивные уровень выработки новых сознательного кодов-модулей микро — и макроуровня, когда праинформация, с одной стороны, «соединяясь с представителями нового опыта», производит новый уровень этнического мышления (новообразования, открытия). Сочетание информации происходит и на подсознательном уровне (юнговские архетипы плюс новый информационный опыт), и на уровне новоетничному (архетипы сознательного опыта конкретной нации плюс новый информационный опыт). Первое сообщение будет более Суггестивные план, потому что это информационно «закрыта плазма» мышления — основа для второго уровня сознательного информации. Второй уровень соединения обнаруживает информационно точные сознательного модули (результаты). Динамика времени, специфика информационно-художественного мышления определенной эпохи (века) вносит свои коррективы в системную архитектонику модуля-личности. Трудно представить современного ученого или художника, который мыслит на уровне архетипов XVI века. Это информационный анахронизм . Мифологические, фольклорные, научные, исторические архетипы становятся базой (информационной сферой) для построения новых мировоззренческих моделей. Говорится об историческом (эволюционный) движение сознания, «работает» в режиме создания «заменителей» мифологического уровня мышления, или архетипов старого поколения (информация, которая стала типичной), которые органически впитали в себя весь опыт осмысления окружающего мира. Среди таких заменителей является наука, литература, искусство, публицистика. Это зафиксирована новейшая сознательного система информационных координат этноса (представление о мире, общественные, духовные, физические процессы, сопровождающие его). То есть нельзя говорить об исчезновении архетипного горизонта сознания. Он выражается в новых мыслимых формах сознания с учетом новейших достижений культурного развития человечества. Когда этнос не готов к процессу наследования, ретрансляции и переформирования постоянных знаков памяти, то он остается на праетнографичному информационном уровне сознания. Такой же процесс характерен и для модуль-системы личность, которая представляет этнос на уровне реального отражения факта (публицистическое мышления). Информационный этнографизм — специфическая черта бывших «заблокированных» этносов. Информационный этнографизм — это часто уровень усиленной мифологизации сознания как общественного информационно-сознательного продукта. Но есть и другая сторона мифологизму, если он в современном сознательного контексте выступает доминантой, а является элементом информационного стиля выражения. Мифологическое мышление — отпечаток сознания, выражает определенное время, не распределяет мир (образ) на субъективное и объективное. Мир в этом мышлении единый и цельный. Речь идет не о «наложения» мифосвидомости на современное мышление, а о другом. Так, для мифосвидомости мифологизация явления означает не причинное объяснение его, а наоборот, восприятие этого явления как реального данного и праздник уважаемого. Попытка же рационального объяснения мифологизированного явления свидетельствует о его демифологизацию. То, что во многих мифах кажется наивным и примитивным объяснением, вовсе не является таковым на самом деле, потому что миф — начальная форма науки или философии, а особый вид мироощущения, специфическое образная и чувственная, синкретическое представление о явлениях природы и общественной жизни, древнейшая форма общественной сознания. Вот почему мифофольклорна сознание должно предохраняться государственной программой защиты этнической идентификации. Литература

  1. Буряк В. Архетипология К. Г.Юнга и системность фольклорного мышления // Национальная психология и духовные ценности народа. Донецк, 1994.
  2. Буряк В. Современная народная напевность Приднепровья. Генезис образных форм поэтического сознания. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Донецк, 1992.
  3. Виноградов Г. пропедевтическое замечания к изучению прафеномен (архетипа) Украинский культурно-исторического феномена // Вопросы истории Украины. Исторически культурные аспекты. Сборник научных трудов. Донецк, 1992.
  4. Герасименко Н. Батька Махно. Мемуары белогвардейца. Москва; Ленинград, 1928.
  5. Герасименко Н. Махно. История и современник. В 3-х т. Берлин, 1922. Т. ИИИ.
  6. Дашкевич Я. Проблемы изучения степной границы Подолья (конец XV-XVI вв.) // Тезисы докладов Второй Винницкой областной историко-краеведческой конференции. Винница, 1984
  7. Клейн Н. Донец-Стикс (Пограничная река между светом и тенью в «Слово о полку Игореве») // Культурное наследие Древней Руси: Истоки. Становление. Традиции. Москва, 1976.
  8. Троцкий Л. Как вооружалась революция. Москва, 1924.
  9. Юнг К. Об отношении аналитической психологии к поэтическому творчеству // Архетип и символ. Москва, 1991.