Особенности идиостиля ивана драча — имплицитность семантики поэтического слова

Особенности идиостиля Ивана Драча: имплицитность семантики поэтического слова Проблемы эксплицитного и имплицитного выражения информации в языке касаются определения некоторых стилевых особенностей различных текстов. К. Гаузенблас по этому справедливо отмечает: «Можно обще различать стиль эксплицитно и имплицитный». По мнению исследователя, тенденция к експлицитности высказывания характеризует прежде специальный стиль, в частности научный, а также тексты правовой кодификации. Зато в некоторых стилях заметную роль играет «имплицитность или целенаправленная неексплицитнисть». Речь идет прежде всего об определенных высказывания в дипломатической сфере или те, которые довольно часто встречаются в обычной коммуникации. Особое внимание привлекают художественные тексты, одним из определяющих признаков которых выступает их способность содержать имплицитно (познавательную и эмотивную) информацию. Во многих работах именно художественный язык представляет рассматриваемые там проявления имплицитности. Исследователи осмысливая о тексте как коммуникативное явление, распространяют соотношение експлицитности — имплицитности на коммуникацию вообще, мотивировано связывая его с активной интерпретирующие позицией адресата произведений. В частности А. Душек отмечает: «говоря о эксплицитную и имплицитно коммуникацию, говорим практически о чертах текста, но между тем, что человек» выносит "из текста, а что ему приписывает, является прежде делом ее собственного оценивания, и, следовательно, также ее общих ментальных, интеллектуальных и эмоциональных диспозиций ". Термин «имплицитность» достаточно активно используют в современной лингвистике, однако нет читости по его природы. Мы исходим из того, что окреслюване ним понятие охватывает широкий и разнообразный круг лингвальных фактов, как в их мовносистемному, так и дискурсивной проявлениях. НЕ сосредотачиваясь специально на проблеме выяснения значений упомянутого термина (она требует отдельного освещения), отметим: для нас имплицитность — это косвенная (т. е. опосредованная) выраженность определенных компонентов семантики знаковых мовоодиниць, а также содержательных фрагментов высказывания, текста, которые устанавливают и интерпретируют носители языка с помощью дополнительных мыслительных операций, иначе говоря, путем домысливания. Последнее может быть разное по характеру и опираться на лингвальную парадигматику, контекст, коммуникативную ситуацию и связанные с ней внеязыковые знания. Итак, имплицитность неотделима от експлицитности. А именно соотношение обеих плоскостей выраженности информации становится приметой коммуникативных величин — высказываний, целых текстов с их стилевой и жанровой дифференциацией. При этом ось експлицитности — имплицитности, на которой прослеживается различная степень прямо и скрыто реализованной семантики, пересекается со многими явлениями, которые наблюдаются в коммуникативных процессах в разных сферах общения, включая и словесное искусство. В частности, в художественных текстах заметно прослеживается связь указанной дихотомии с другими, например, с разграничением однозначности и многозначности, денотации и коннотации. В целом именно имплицитные значения языковых знаков, в том числе и лексических, взаимодействуя с эксплицитно, в значительной степени вызывают эффект образности, органично присущ художественному вещанию. Ведь «имплицитное выступает как специфическое средство создания художественного слова» и оказывается "в любом жанре художественной литературы, в народном творчестве. А это значит, что оно является специфической чертой художественного слова вообще ". Заметим, что в конкретных произведениях ориентированность их авторов на выражение имплицитной информации является более или менее заметной. Поэтому, наверное, можно утверждать о тяготении прозаиков, поэтов в имплицитного идиостиля. Добавим, что всесторонний анализ украинских художественных текстов с точки зрения менее или более заметной насыщенности их имплицитно выраженными фрагментами содержания не осуществлялся. Однако знакомство с произведениями современных украинских поэтов позволяет сделать предварительный вывод о том, что среди них есть личности, для которых имплицитный способ реализации эстетической информации выступает выразительной чертой их словесного творчества. Это касается прежде всего тех художников, которым свойственны метафоричность, символичность образного мышления. К ним относится и Иван Драч, поэтика которого опирается на использование иногда сложных для восприятия оригинальных метафор и словесных символов вроде солнца , на что обращают внимание литературоведы. В предлагаемой статье мы ограничились лингвистической интерпретацией прежде всего тех случаев Драчев словоупотребления, которые демонстрируют такие черты его идиостиля, как метафоричность и связанная с ней скрытность выражение лексических значений, их конотативних компонентов. Предметом рассмотрения являются тексты, помещенные в изданиях Ивана Драча «Избранные произведения» (в двух томах) и «Храм солнца». Поэтическое слово Ивана Драча расцвело в памятные 60-е годы странным подсолнечником, взорвалось мощной солнечной энергией и, напоенный горьковато-терпким целебным соком калины, очистились от преходящего и ложного пепла нашего времени, чтобы с мучительным прозрением уклякнуты перед Чернобыльской Мадонной. Оно на протяжении десятилетий будит не только душу, но и ум, щемяще волнует тех, кто приобщался и приобщается к нему, проникает в его художественную глубину. В поэзии И. Драча не безразличны даже те, кто не особо стремился ней восхищаться. У них по крайней мере возникала реакция определенного неприятие его индивидуально-стилевой манеры. Исследование Драчев поэтики, выявление эстетических основ его мовотворчости нуждаются не только заинтересованного и всестороннего лингвостилистичного анализа, но и вызывают широкие размышления, обобщения, касающиеся природы словесной образности, специфики поэтического языка. Как известно, в поэзии субъективные образы, в которых отражается реальный мир, слиты воедино с неуловимыми движениями человеческих чувств, мыслей. И своеобразный парадокс как раз в том, что именно она призвана в и с л о в и т и, т. е. эксплицировать феномены, которые не всегда легко поддаются с л о в е с н о м в выражению. Настоящая поэзия постоянно преодолевает этот парадокс. Художник нередко переживает адские муки творческого поиска нужного вместительного слова. В этом признается и И. Драч