Инструментальная музыка летнего цикла работы на билосточчини часть 2

Первые — сделаны из расколотой вдоль ветви (длиной 10-15 см) лозы, орешника, крушины или иного дерева (одна половинка вилущувалася в виде корытца, вторая — зачищувалася подобно кларнетный тростника, потом они взимались вместе и вкладывались в трубу — 422.211) — характерные для целого ПД (до Бранский и Сурожа на западе и Заблудова и Нарвы на востоке) и соседних гмин (Наревка, Михалово, Ґрудек ). Вторые (сжатая и расщепленная с одного конца, как стебель, трубочка с тонкой коры того же дерева, что и труба, вроде гобойнои тростника — 422.111) — свойственны целом северо региону (от Тыкоцин в Кузница) — НН. В Плонци Косцельний кори пищика на входе сверху и снизу надрезали. Рис. 2. О трубу из коры с тростью гобойного типа ( tro cie , pierdiaszka ) помнят также в ґм. Константынув Бело-Подляского воеводства, а в с. Лозово (ozowo) ґм. Данброва Б. вспоминают о кларнетового gwizdek для трубы (с Коритки). Изготовление подобных инструментов требовало от пастуха определенного умения. Поэтому в последние несколько десятилетий повсеместно начали употреблять трубы из бутылки (стеклянной или пластиковой) с отрезанным донышком и затянутой резинкой шпулькой в роли пищика. Правда, звуковысотный диапазон здесь значительно уже и ограничивается однотонным сигналом. В с. Вилюдки ґм. Корицин (Wy udki, Korycin) гобойний пищик делали из целлулоида, на таких трубах выигрывали мелодии (в саксофоновому тембре) даже на свадьбах и забавах. Достаточно широко использовали (с традиционными Пищик и с шпулькой) трубы со сбитого рога коровы (в ґм. Тыкоцин — kornety z rogu ). Читать далее »

Короткая заметка об изготовлении лотерейных билетиков для промолотерей и государственных лотерей также чем они различаются

Читать далее »

Внешняя и внутренняя аналогия в украинском языке часть 2

Современное понимание внешней и внутренней аналогии несколько отличается от их первоначального определения как формальной (соотносительной с уподобление флексий) и материальной (соотносительной с выравниванием оснований) . Внешняя аналогия, поскольку она проявляется в уподоблении падежных окончаний существительных, относящихся к различным словоизменительной парадигм всегда формальной. Современное же понимание внутренней аналогии позволяет, по нашему мнению, разграничивать, с одной стороны, внутреннюю материальную, а с другой — внутреннюю формальную аналогию. Во-первых, в пределах парадигмы отдельного слова дифференцируются явления, связанные как с выравниванием оснований (напр., Формы наз. Отм. ОДН. Существительных чел. Рода тележку, конец, стул , диал . формы дал. — местн. отм. ОДН. существительных жен. рода ногьи, рукьи, свекрухьи отражающие аналогию к остальным форм парадигмы), так и с выравниванием флексий (например., форма местн. отм. ОДН. на сыне по аналогии с формой дал. отм. ОДН. вместо фонетически закономерного на сыну ); во-вторых, уподобление флексий прослеживается в пределах одного и того же парадигматического типа как следствие воздействия окончаний существительных с основой на твердый нешиплячий согласный в заключение субстантивов с основой на мягкий или шипящий согласный (например., диал . формы творительного. отм. ОДН. существительных жен. и чел. родов мягкой и смешанной группы земльойу, душойу межойу, кон 'ом, ножом, кльучом под влиянием соответствующих форм существительных твердой группы). Читать далее »

Виды и функции языка

« Виды и функции языка» Виды языка В зависимости от сфер применения выделяют языка разговорный и литературный, язык средств массовой информации, язык науки, административно-деловую, язык художественной литературы, язык отдельного писателя, язык села, язык города, язык национальную, М. народности, М. племени и др. В основном все такие социальнофункц. разновидности М. является лишь структур, вариантами некой единой общенародной М. Разговорная речь — особая разновидность литературного языка, которым пользуются говорящие в ежедневном неофициальном общении. Разговорной речи свойственны наддиалектного, общенациональные признаки, и одновременно она имеет региональные особенности. Разговорный язык считают также отдельным стилем литературного языка. Разговорная речь характеризуется употреблением разговорной лексики и фразеологии, преимущественно короткими, простыми синтаксическими конструкциями, экспрессивным интонированию фразы. Устная форма выражения, жесты, мимика, спонтанность, непринужденность, скорость реагирования, импровизация, эмоциональность, ориентированность на слушателя и на ситуацию — такие экстралингвистические признаки разговорной речи, которая использует не только разм. лексику, но и стилистически нейтральные слова. Распространены также обороты, синтаксические конструкции, передающие непосредственную реакцию собеседника — просьба, удивление, одобрение, отрицание, отказ что-то сделать, недовольство, радость и тому подобное. Читать далее »

Влияние семилингвализму на формирование личности ольги кобылянской

Влияние семилингвализму на формирование личности Ольги Кобылянской Формирование личности — сложный и многогранный процесс, в котором действует ряд различных факторов, в том числе психологические, социальные, когнитивные и др. Когда формирование личности происходит в условиях билингвизма, особое значение приобретает языковой фактор, связанный с комплексом таких параметров, как национальное самосознание, признание родного языка и культуры, ментальная привязанность к определенной языковой картины мира. Считается, что действительно нормально двуязычие развивается в случае, если хотя бы на одном из языков человек может адекватно выразить любую свою мысль. Если же речь полноценно не сформировано ни на одном языке, то разрушается сама структура мысли и попытки самовыражения обречены на неудачу. Такая ситуация возникает, когда общение индивида с носителями его родного языка ограничено, а уровень коммуникативного взаимодействия с носителями языка, доминирует в языковом континууме, невысок. Читать далее »

Имманентность женщины в прозе о. забужко и н. зборовськои 90-х годов хх века часть 4

Как для Вали из одноименной повести Н. Зборовськои, так же и для Инґрит — главной героини из повести «Latin Lover» 1998) известной современной польской писательницы Мануэлы Гретковской, материнство не было главной жизненной панацеей. Родить ребенка эта женщина решает только с физиологических соображений. "В ту ночь Инґрит захотелось ребенка. "Мне 38 лет. Еще год, два, а может быть поздно, — считала она в темноте, рядом со спящим Хозе ... ". Однако, материнский инстинкт не проснулся в ней даже во время беременности. «Инґрит не могла досчитаться дней в ожидании конца муки. — Где то знаменитый материнский инстинкт, который так рекламируют в учебниках для беременных? — Переживала она». А после рождения ребенка "Инґрит быстро надоели пеленки, присыпка, подогрев бутылочек. Она вернулась к работе. Ребенком занималась няня ". Героиня произведения просто продолжала жить своей жизнью не испытывая при этом, что она кому-то что-то должна только потому, что стала женой и матерью, выпадая тем самым из канона традиционных маскулинных представлений о брак и семью. Именно из-за нежелания подстраиваться под чьи-то жизненные принципы и установки, а руководствуясь исключительно собственными потребностями, Инґрит потеряла и бессознательно погубила жизнь человеку, искренне ее любил. Хозе не мог понять, что Инґрит нуждается в жизни еще чего кроме ребенка и его любовь, потому что, собственно, ему этого хватало. «Но ты мать, моя жена ...», — удивляется Хозе, как Инґрит могла ему изменить. «И поэтому имею отказаться от собственной жизни?» — Не пытаясь что-то объяснять или извиняться, соответствует Инґрит. Конечно, что ни Гретковская, ни Зборовская не пропагандируют супружеские измены и отказ от материнства, они просто пытаются подчеркнуть, что есть женщины для которых жизненная эволюция и самореализация не ограничиваются семьей и материнством. Кроме сосредоточения на женских проблемах, которые феминистки связывают с институтом материнства, Зборовская еще пытается дестереотипизуваты и веками тиражирован и окутанный ореолом святости образ матери. Читать далее »

Коммуникативно-прагматическое нагрузки местоимения в формировании имплицитности в драматургически тексте

коммуникативно-прагматическое нагрузки местоимения в формировании имплицитности в драматургически тексте В тексте раскрывается функциональную нагрузку местоимений и местоименных конструкций в формирование имплицитного смысла в драматургически тексте. Ключевые слона: имплицитная информация, местоимение, драматургический текст. Всестороннее осмысление художественного текста требует учета всех составляющих, формирующих его, в том числе и имплицитных, одной из разновидностей которых на лексико-грамматическом уровне является местоимения и местоименные конструкции. их функциональная вес заключается прежде всего в способности максимально конденсировать латентные компоненты, закодированные в слове. Они — важные элементы, по которым дешифруется текст. Проблема местоимения нашла свое отражение в ряде работ отечественных и зарубежных лингвистов (И. Р.Вихованець, М. А.Жовтобрюх, А. П.Загнитко, И. К.Кучеренко, М. И.Откупщикова, О. В.Падучсва, Т. А.Папенкова, О. В.Петрова, О. М.Селиверстова, О. М.Старикова и др.), однако и сегодня их интерпретация характеризуется контроверсийность. Наиболее спорным является вопрос семантической своеобразия местоимений, которое языковедами трактуется по-разному. Так, о наличии / отсутствии значения существуют три основных подхода: местоимения не имеют значения, что и определяет их специфику; местоимения не имеют постоянного значения, оно меняется в каждом акте речи; местоимения не отличаются от других языковых знаков в плане неустойчивости, непостоянства значения; их своеобразие заключается в том смысле, которое выражает это значение. Авторы «Грамматики украинского языка» считают, что упомянутые единицы «лишены семантической конкретности, потому содержательную признак могут передавать только в контексте». Читать далее »

Василий щурат и поэзия увядших листьев

Обращая внимание на ритмомелодику сборки, В. Щурат подчеркивает важное значение «правильной и точной обмены ударений», ведь "один неправильно положен упор валит целую строение ". К таким «диких» ударений принадлежат прежде всего акцентирование слов: лаг и дним, п в ток, треск в ю, н в ве, н в ресницы, десен и , жел а ного, горяч в и др . Исследователь имеет определенное предостережение и по полонизмив «огень», «стая», «хотел», «Терпливый», «висниле», «кощунствует». Тщательно анализирует он и систему рифмовки, считая натянутыми, вынужденными рифмы: тво й — тис на , имеется яме — рук ами , см ертю — розпрост ерту , пидк порядок — ПИИ лять , мин Иля — с ила , юр боя — боли , ц аривны — ч аривний , моло дои — навстречу нед оли , поскольку юсь — май ус , то мно — страш енно , мелодий и ийне — ЕД ине , кр изь — лес , ч в т ам — с бол отом и др. Правда, современные орфоэпические словари некоторые «ложные» ударения подают как нормативные, а отдельные созвучия в контексте произведения трудно назвать банальными или искусственными. В общем погрешностей в «Увядшие листья», за В. Щурат, немного, хотя "от поэта той степени, что Ив. Франко, можно требовать, чтобы их все-таки было меньше «. От» разбора "" формальной стороны поэзии «ученый постепенно переходит к» важнийшои Ричи «- содержания» Увядшие листья "и его литературной и общественной стоимости. Трагедия лирического героя, считает он, убедительная и достоверная: «Видно, мука его была действительно тяжелая, боли действительно жгучие, скоро они не кончились же слезами и безумием, глухой резигнацией и бешеными бунтами сердца, видно, и любовь была действительно велика». В. Щурат скрупулезно рассматривает эволюцию чувств Франко Вертера, отраженную в трехфазной композиции лирической драмы, где нарастающее чувство безнадежной любви в первом пучка превышает сила сожаления и тоски во втором, что, в свою очередь, перерастает в уныние, отчаяние и трагический финал третьего пучка. Читать далее »

Изучение басни в школе (первоисточники басни. материал на помощь студенту-практиканту, учителю-словеснику)

Изучение басни в школе (Первоисточники басни. Материал на помощь студенту-практиканту, учителю-словеснику) На современном этапе реформирования филологического образования перед высшим учебным педагогическим учреждением стоит задача — воспитать учителя-словесника, способного ориентироваться в разных педагогических ситуациях, работать в любой сфере профессиональной деятельности — учебной, воспитательной, управленческой, научной. Подготовка такого специалиста осуществляется в процессе многоуровневого образования, которая, согласно квалификационных уровней — бакалавр, специалист, магистр, предусматривает цикл фундаментальных, профессионально-ориентированных, прикладных дисциплин, систему педагогических практик. Поэтому, принимая во внимание государственные стандарты педагогического образования, учитывая новейшие подходы и требования к высшей школы, опираясь на результаты исследований в области реформирования филологического образования, следует особенно по-новому подойти к организации педагогической практики студента-словесника из украинской литературы, которая должна характеризоваться непрерывностью , системностью, «работать» на формирование у будущих филологов основных психолингводидактичних знаний, методических умений и навыков, общепедагогической готовности к преподаванию литературоведческой дисциплины в условиях разноуровневого обучения. Читать далее »

Внутренняя форма слова и имплицитность

Внутренняя форма слова и имплицитность Выяснение многомерности внутренней формы ведет к признанию не только ее мотивировочной-деривационного проявления, но и к выделению еще одного — аспекта — образности слова. Он заложен в концепции А. Потебни. В частности, исследователь называет внутреннюю форму образом образа, то есть тому признаку, который при номинирования какого предмета выделяется из чувственных форм его познания (ощущение, восприятие, представление) и кладется в основу образа реалии. Причем внимательное ознакомление с высказываниями ученого позволяет сделать вывод, что его понимание образа применительно к слову, а также к словесному творчеству перекликается с тем, которое прослеживается во взглядах современных лингвистов. По А. Потебня, образ является чувственным. Кроме того, исследователь отмечает, что это — „ акт сознания ". Языковед, привлекая внимание к обязательному посредничества слова между чувственной и понятийной сферами познания, называет образ актом души: "Здесь признается тождество ясности мысли и понятия, и это правильно, потому что образ как безымянный конгломерат отдельных актов души , не существует для самосознания и проясняется той мере, в какой мы размельчаем его, превращая посредством слова в суждения, совокупность которых составляет понятие ". Для сравнения изложим понимание образа Н. Арутюновою, которого мы также придерживаемся. По мнению исследовательницы, он «категория сознания» и „ формируется восприятием, памятью и фантазией ". Читать далее »